Первая любовь

Первая любовь

Ульяна Петровна, подвижная, опрятная старушка с морщинистым лицом и выцветшими голубыми глазами, подобрала в тугой узел свои, на зависть подружкам, хорошо сохранившиеся густые волосы, накинула на голову белый платок и села на стул, глядя из окна первого этажа на раскинувшийся перед нею слегка освещенный безлюдный двор.

Странно было видеть песочник, в котором днём постоянно возились малыши, пустым. Старый фонарь освещал одинокую лавочку, любимое место сбора всех подъездных кумушек. И только в беседке, стоящей в тени деревьев, виднелась пара. Соседская Лариска со своим ухажером давно уже облюбовали себе этот уединенный уголок с кустом сирени у входа.

Ульяне стало как – то неуютно от этой пустоты. Она задернула штору, включила свет, разобрала постель, но ложиться не стала. Все равно не уснуть, бессонница, будь она неладна, совсем замучила.

Достав из шкафа альбом, села за стол. Вот уж сколько лет компанию ей составляют только пожелтевшие от времени фотографии с родными лицами давно ушедших близких.

Старшая сестра умерла в голодные годы. Двое братьев навсегда остались молодыми, погибли в сорок третьем. Даже семьями обзавестись не успели. Ещё две сестры молодыми девчонками уехали поднимать целину в пятидесятых, да так и остались там, среди степей, вышли замуж, народили детей. Раньше часто общались, ездили друг к другу в гости, а сейчас….

Ульяна Петровна тяжело вздохнула. Эх, такая страна была! Пусть жили небогато, зато дружно и спокойно. Границ не было, езжай, куда душеньке захочется, хоть на Балтику, хоть в Ташкент, везде ты дома.

Вот ещё фотография.

Она вглядывается в лица родителей. Бог дал им долгую жизнь, даже праправнуков дождались. Отец, суровый и строгий, лишнего слова не скажет, и мама, мягкая, улыбчивая, никогда не сидящая без дела. В семье слово отца было законом, никто даже не пытался ему перечить. Вот и её, Ульяну, замуж выдали по его желанию. Уж больно приглянулся ему Григорий, степенный обстоятельный, с добротным домом и большим хозяйством. Правда, вдовец, старше Ульяны, но без детей. Её-то никто и не подумал спросить, а хочет ли она замуж за него? Мать только и сказала:

— Ничего, дочка, стерпится-слюбится. Главное, чтоб не обижал.

Нет, не обижал, её Григорий. Жили хорошо, дочку да сына родили, детишки подросли из села в город переехали, квартиру получили хорошую, но недолго Григорий пожил. Прямо на работе сердце схватило. Теперь только на кладбище и встречаются. Замуж больше так и не вышла, считай, сама детей подняла. Сын далеко уехал, а дочка тут же с семьёй живёт, часто проведывает, мать не забывает.

Ульяна с улыбкой перевернула листы с фотографиями детей и внуков, потом отодвинула альбом и задумалась.

Иван…. Всю жизнь где-то далеко, в глубине сердца, она хранила память о нем. Теплая волна окатила сердце.

— Надо же, до сих пор забыть не могу. Уж сколько лет прошло, ведь совсем молоденькими были, а поди – ж ты, помню!

Ульяна знала, что Иван после её свадьбы уехал из села. Говорили, что на заработки подался куда-то в Сибирь, больше о нем ничего не было слышно.
Она вздохнула, посмотрела на часы. Скоро утро, уже и небо светлеет. Прилегла, да и уснула крепко.

Наутро Ульяна Петровна отправилась на рынок. Захотелось ей домашнего творога. Дорого, конечно, да иногда побаловать себя надо. Она шла не спеша, присматриваясь и прицениваясь.

Хозяйки и продавщицы в аккуратных передниках и косынках на все лады расхваливали свой товар. В молочном ряду всего много: вот в ведрах густая и жирная сметана, настоящая домашняя, рассольные сыры, молоко в бидонах, тягучие сливки, зернистый желтоватый творог из цельного молока и белый обезжиренный из обрата. Продукты на любой вкус и кошелёк.

Сторговавшись и купив полкилограмма цельного творога и двухсотграммовую баночку сметаны, Ульяна повернулась, чтобы отойти от прилавка, и в людской толчее невольно задела какого-то старика с корзиной в руках.

Loading...

И неожиданно услышала удивленное:

— Ульяна? Улюшка!

Ульяна Петровна растерянно остановилась. Не может быть! Только один человек так её называл, и было это уже очень давно.

— Ульяна, да ты ли это?

И вдруг она узнала! Из-под седых, косматых бровей на неё смотрели молодые глаза её Ивана!

— Да как же так… Ведь вот только вчера вспоминала его… А он все такой же, красавец!.. Как он здесь оказался?.., — мысли беспорядочно завертелись в голове.

— Иван!

— Ну, наконец – то, признала! А я уж подумал, все, забыла.

Уже сидя на лавочке в сквере, недалеко от рынка, и немного оправившись от потрясения такой неожиданной встречи, они разговорились.

Иван рассказал, что после смерти жены жил один. И вот несколько месяцев назад старший сын забрал его к себе. Купил ему дом на окраине. Домик небольшой, но есть маленький садик и такой же огород, рядом лес. А большего ему и не надо. Привык жить в тайге, эти клетушки в многоквартирных домах душат, он в них задыхается, а тут все-таки воздух, природа.

Помолчали. Думали об одном и том же. Всемогущее время неумолимо. День за днём неустанно оно накладывает на облик человека черты увядания и старости, накрепко привязывает к нему болезни и недомогание, настойчиво донимает бессонницей и усталостью. Но вот, оказывается, над душою оно не властно.

Ульяна и Иван, уже прожившие свою жизнь, старые и седые, помнили ту необыкновенную, хмельную весну, когда по всей округе самозабвенно пели одуревшие от буйного цветения соловьи, когда впервые они робко поцеловались под цветущей черемухой, и потом не могли оторваться друг от друга, а днем искали момента, чтобы увидеться хотя бы издалека. Помнили то всепоглощающее чувство счастья, которое они не испытывали больше ни с кем и никогда.

И вот через много лет, нечаянно встретившись, они опять чувствуют теплоту и нежность, их опять тянет друг к другу, как будто и не было за плечами прожитой жизни. И у обоих чувство, что случайное совпадение многих обстоятельств соединило, наконец, каждого со своей второй половинкой. И в этой целостности состоит вся полнота счастья.

С этой встречи их жизнь наполнилась новым смыслом.

Иван стал приезжать к Ульяне в гости. Иногда его подбрасывал на машине сын, но чаще он добирался сам, с пересадкой, сначала на автобусе, затем на трамвае. Приехав, отдыхал, потом они пили чай с яблочным пирогом или плюшками, приготовленными лично хозяйкой. Говорили о прошедшей жизни, своих семьях, детях и внуках, делились мыслями о непростых нынешних временах, вспоминали прошлое. Им было, что сказать друг другу. Иногда молчали. Она, сидя у окна вязала ему тёплый свитер, а он смотрел, как мелькают спицы в её руках, или дремал, уютно устроившись в кресле. К вечеру Ульяна Петровна шла провожать его до остановки трамвая.

Соседки с изумлением отметили, что старушка как будто помолодела, и глаза изменились, стали ясными, лучистыми. А потом всех сразила неожиданная новость: баба Уля выходит замуж и переезжает к мужу.

За Ульяной Петровной дед Иван приехал вместе с сыном. Пока она прощалась с соседями, обещая приезжать в гости, и давала наказы дочери мужчины погрузили в багажник две сумки с вещами. Потом старики торжественно уселись на заднее сиденье и отбыли в новую жизнь.

***

Во все века любовь воспевается рядом с весной и молодостью, с её красотой, здоровьем и сексуальностью. Но любовь случается и в зиму жизни, придавая спокойное достоинство и уверенность старости, встречающей свой закат рядом с любимым человеком.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...