Может поэтому мы и дружили

Жила со мной по соседству Наташка, творческая личность однако, училась в институте искусств, последний курс, вышивала, вязала, пела. Аккордеон ее доставал всех соседей, фуги Баха я помню до сих пор. Жесть скажу я вам, эти фуги.

Но тем не менее, мы с музыкальной соседкой дружили.

Однажды, придя к ней, я сказала

— Наташ, хочу спеть вот это, научи.

И показала ей ноты и текст... арии паяца, из оперы Паяцы...

Та немного изумившись ответила

— но Софа, это же мужская ария , и ваще...

Но увидев мое настроенное на пение лицо, продолжила

— хотя... давай, мне Бах уже надоел.

Мы начали заниматься.

Через неделю, нарядившись в штору, типа платье концертное, встав на середину комнаты, посадив рядом аккомпаниатора, Я ПЕЛА!!!! И БОЖЕ, КАК Я ПЕЛА...

Все до единой ноты правильно, просто чудесно пела, Наташка говорила, ну надо же, я думала вначале что ты безнадежна, а оно вон как.

После этого, я чувствовала себя обязанной чем то ее отблагодарить.

И такой момент настал.

Лето, вечер, томный. Пришла Наташка, запыхавшись, в слезах, и сквозь рыдания я только слышу слово — помойка.

Ну... не сочетается Наташка и помойка, ваще никак нет связи.

В конце концов она взяла себя в руки и выпалила:

— Пошли скорее на помойку, я щас шла, там котята кричат, я не могу достать, помоги.

Не каждый человек обратит внимание на горе котят в мусорном баке, и не к каждому обратятся с просьбой сбегать покопаться в этом баке, но ни ей, ни мне, это не казалось чем то неприличным. Может поэтому мы и дружили.

Через несколько секунд мы уже неслись к помойке. По пути я озвучила требования

— Назовем их так, как я скажу, в том что мы их спасем, сомнений ни у кого не возникало.

— Ага, согласилась Наташка.

Поддерживая друг друга, раскидывая хлам, мы наконец то вытащили куль с котятами.

Какие то твари, видимо топили их, но недотопив завернули в тряпку, и живыми выкинули.

Развернув, мы ахнули. Три малыша, один мертв, а двое живы. Темная кошечка, и белый с крошечным серым пятнышком на лбу котик.

И до того он был хорош и горласт, раздирался- кричал о помощи, маленький розовый нос на белом фоне, и ярко розовый рот. Горластость спасла и его, и сестру. Думаю им было дня два, пупочки не высохшие, висели мокрыми веревочками, крошечные , милые комочки ... брошенные умирать в мусоре.

Порыдав, успокоившись, я стала думать, а че собственно делать теперь...

— Так, надо купить молока, пипетки и найти бутылочки маленькие ...

Loading...

Не успев это все сказать, гляжу, Наташка уже пересыпала в чашку мои валериановые таблетки и выпалила- вот , одна бутылочка.

Вторую мы взяли у соседки, болящей бабы Анны, у нее этого добра навалом оказалось.

Развели молоко, распарили резиновые штуки у пипеток, все налили, сделали бутылочки с сосками и опа... а как их кормить? Но тут же пришло решение, положив на ладонь по тельцу, прижав к груди вставили соски и дело пошло. Имена тоже были даны без проблем. Кошечка стала Кшичкой, котик Зе-Луисом. На мой взгляд прекрасные имена, Наташку никто не спрашивал, уговор дороже денег.

Наташка научившись кормить, ушла с питомцами.

На следующий день, рано утром, новоявленная мамаша прибежала с новой бедой

— Они не какают!!! И не писают. Ваще. А вижу что хотят.

— Хммм... я начала размышлять вслух. Ну правильно... не какают сами... кошка то лижет... стимулирует... мда, кошка то она... стимулирует...

— Я наверно не сумею, вдруг сказала Наташка, прервав мои умственные труды.

Я опешила.

— В смысле *не сумею?* То есть в принципе ты это допускаешь, тока боишься не суметь практически?

Кошачья мать моргала глазами и молчала. Ну это уж слишком, надо было думать и искать выход.
Нашла я решение.

Взяв Луиса, я положила его на свою ладонь, нежно- розовым пузиком вверх, кусочком туалетной бумаги совершила определенные действия , и... Луис открыв свой ярко — розовый ротик стал победно кричать, и о чудо, все пошло как надо. Наташка то же самое проделала с Кшичкой , и тоже замечательный результат.

Научив молодую мать оправлять детей, я удалилась.

Через какое то время у малышей открылись глазки и они увидели родителей, меня и Наташку. Ах, что это были за дети, послушные, умненькие, кушали исправно, росли и развивались.

Играли друг с другом, и с Наташкой, я научила ее как показывать им что маме больно от укусов, надо шипеть, и она шипела, воспитывала.

Время шло, настал момент ввода прикорма. Купив детское питание, мы учили их есть самостоятельно. Они ели, но бутылочки все равно требовали. Эти бутылочки были уже несколько больше чем пузырек от валерианы, баб Анна была хорошим снабженцем, любой формат и литраж находился у нее.

Кормление в этом возрасте из бутылок , было весьма занимательно. Мы сидим болтаем, малыши играют, и тут стук бутылок, кушать- кушать. Уже не очень маленькие пушистики летят стрелой к нам, мы подставляем пузырьки, а дети, как маленькие козлята, поджав передние лапки, жопки кверху, хвостики задраны вверх и трясутся от удовольствия, сосут молоко. Умилительно .

Месяца через три- четыре, котята облысели, вся детская шерсть выпала, а взрослая не росла.

Наташка очень переживала, но я успокоила ее, молоко то не кошачье, видимо многих веществ им не хватало, вот и смена шерсти не так как надо идет, подожди, еще какие красавцы станут.

Я всегда права.

Через какое то время , наши подопечные покрылись новой шерсткой.

Когда они подросли до стадии почти взрослых, мы не могли налюбоваться на них.

Кшичка стала черно- серой , с темно-рыжими вкраплениями, мордочка кругленькая, шкодливая, глазки желтые, ну чудо как хороша.

Зе — Луис ... этот был просто шедеврален. Беленький, зеленые глаза, нос немаленький и розовый. Этот нос был создан для любви и поцелуев, а шерсть! Шерсть Луиса не знала равных, на спине она распадалась на пробор, и свисала шелковыми прядями по бокам, на задних лапках и жопке были штанишки, ах, что это за штанишки, попа казалась толстенькой и до того замечательной, что не гладить его, было невозможно. Особое место в красоте кота занимал хвост. Он всегда стоял вверх, очень длинная и гладкая шестка спадала волнами с хвостика, особенно с кончика , и хвост был похож на какую то неземную пальму.

Не могу сказать точно, знал ли кот о своей красоте, но вел он себя достойно внешности. Царь.

Котики оказались чрезвычайно умными, может потому что их воспитывали люди, может от природы были умны.

Кто с ними так поступил в начале их жизни, мы так и не узнали, наверно это и к лучшему.

Иначе я бы многое им сказала, и вопли брошенного умирать в тряпке Луиса, им непременно снились бы.

Это я все к чему... не сдавайтесь никогда, боритесь до последнего, какая нибудь Наташка с Софкой все равно придут на помощь, уверена, нас таких, много.
Софа.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...