Это июль 41-го. Вот просто попробуйте представить как это было. Хотя бы на секунду поставьте себя на место матери. Попробуйте...

Это июль 41-го. Вот просто попробуйте представить как это было. Хотя бы на секунду поставьте себя на место матери. Попробуйте. Представьте. Что она говорила своей дочери в эти последние минуты? Успокаивала? Извинялась за что-то? Обещала, что сейчас это все закончится, а дядя шутит? Говорила, что любит и будет любить всегда? Плакала? А что ребенок, дочка? Спрашивала за что дядя их хочет убить?

За каждой фотографией, за каждым кадром — всегда реальные люди. Их жизнь и смерть. Но здесь больше. Здесь боль страны. Здесь правда о нашей войне. Правда о том, как нам далась Победа. Здесь полное понимание того с какой мразью, каким адом мы воевали. В буквальном смысле. Потому что 22 июня 1941 года на нашу землю пришли не люди. Порождения абсолютного зла.

В этом кадре ответ на вопрос «на чьей стороне была правда в той войне». Один кадр сразу опровергает всю ложь, которую мы слышали о нашей войне последние годы. В одном этом фото все нужные смыслы. Почем мы против доски Маннергейму. Почем мы идем на «Бессмертный полк». Почему День победы со слезами на глазах даже у правнуков ветеранов, кто и рассказов-то о войне от них не слышал, не успел, а только держал в руках прадедовские медали.

Почему мы гордимся знаменем над Рейхстагом. И почему день 22-го июня для нас так важен, почему это все еще болит и кровоточит. Мы не знаем как их звали. Мать и дочь. Не знаем, где они похоронены. Да и похоронены ли? Но мы их помним. А если забудем, значит все было зря. Значит мы всё же проиграли войну. И предали Родину. И не зачем нам вообще быть...

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...