Часы-ходики показывали семь утра, а хозяева уже были на ногах. Вернее, сидели на кухне. Чай давно остыл, но никто не пил его...

Часы-ходики показывали семь утра, а хозяева уже были на ногах. Вернее, сидели на кухне. Жена – хорошенькая, рыжеволосая средних лет женщина. Муж – статный, с военной выправкой и сединой на висках. Чай давно остыл, но никто не пил его.

-Что ж теперь делать?— Спросила она, нарушая тишину.

-Снять штаны, и по поселку бегать, что теперь делать.— Мрачно произнес муж.— Лена, я тоже не знаю. Вот до чего доводит вранье-то! Я еще когда говорил – надо сразу говорить было как есть, что такого в этом? А ты все – нет, травма девочке будет! Вот и досекретничали!

Лена вздохнула. Она сама понимала, что глупо скрывать от Ани правду. Вон ведь сколько растят не своих детей, не тот ведь отец, кто зачал, а кто воспитал. И ее Юра этому пример. В Анечке души не чает, и не подумать, что не родная ему.

…Они познакомились через полгода после того случая, Анечке было уже года полтора. Она тогда еще жила со свекрами. Хоть и тяжело было, хоть и шушукаются все, пальцами показывают, но куда деться? Ее родители умерли почти сразу после свадьбы, а других родных нет. Свекры после ареста мужа в себе замкнулись. Свекровь разболелась, а свекор за день мог и слова не произнести.
Оно и понятно – такой удар. И для нее тоже.

…Николай был родительской гордостью. Первый ученик в школе, служба в армии, хорошая работа, ударник труда. И невесту себе нашел хорошую – Леночку, выпускницу института. Спокойная, симпатичная, домашняя. Родилась внучка Анечка. Жить бы им да радоваться, да вот беда пришла.
Уже несколько лет время от времени пропадали в их округе девушки и молодые женщины. Их тела потом находили. Кто-то душил их и насиловал. Поиски маньяка шли долго, но увенчались успехом. А для Лены и свекров – шоком. Безжалостным маньяком оказался муж Лены.

…Она прошла тот ад. Допросы, косые взгляды соседей, проклятия родственников жертв. Она их понимала, но в то же время было очень обидно – за что? Она здесь причем? Почему ей не верят, что не знала ничего? Лена подумывала уехать, когда познакомилась с Юрием, чисто случайно, в магазине, куда зашла с Анечкой. Юрий ушел в отставку, и подыскивал себе в их округе дом, что бы купить и проживать здесь.

Через месяц он сделал Лене предложение. Но она еще раньше рассказала ему о своем муже. Юрий сказал, что историю эту слышал, и на его отношение к Лене и Ане она никак не влияет. Они поженились, Аня получила его фамилию и отчество, и перебрались жить в соседний поселок. Лена узнала, что мужу дали пожизненный срок и отправили в колонию, куда – ей было не интересно.

Юрий оказался замечательным отцом и мужем. Соседи многие были уверены – Анечка его родная дочь, а Лена никого не разубеждала. Анечке тоже не рассказывала о ее настоящем папе. Зачем нужны эти ужасы? Аня знала с ее слов, что так получилось, что официально ее мама и папа поженились после ее рождения.

Все шло хорошо, до вчерашнего дня. Когда четырнадцатилетняя Аня встретила случайно на улице свою бабушку, мать Николая. С родителями первого мужа Лена не общалась. Нет, она не вела себя демонстративно, отказывая им от дома, но они не искали с ней общения, и она тоже, понимая, что это будет тяжело для всех. Но через много лет, увидев внучку, видимо у свекрови взыграли какие-то чувства, и она подошла к девочке, заговорила. Твердо уверенная в том, что Анечка знает о своем родном отце…

…Такого скандала в их семье еще не было. Дочь плакала, кричала, что ее подло обманули, что Юрий не ее отец, что он лишь прикидывается хорошим, а на деле он не такой, он ей никто! Аня убежала в свою комнату, запершись изнутри. После ее слов у Юрия поднялось давление, и Лена кинулась за соседом-врачом.

-Что теперь говорить, --вздохнула Лена, --раз уж сделали. Теперь расхлебывать придется.
— Придется. Я тебе еще тогда говорил – мир не без добрых людей, все равно узнает…
Оба замолчали – на пороге кухни стояла Аня. Тоненькая, не высокая, рыжая, как и мать. Девочка была очень бледной, в глазах застыли слезы. Она посмотрела то на мать, то на отчима. А потом бросилась к Юрию, и порывисто обняла его:
— Папочка, прости!—Всхлипывала она, --я никогда больше так не буду! Ты у меня один-единственный папа, и больше нет никого!
— Ну-ну, не разводи сырость.— Погладил по голове ее Юрий.— С кем не бывает, забыли!
— Я не должна была такого говорить.—Аня размазывала слезы по щекам.
— Будет, будет.—Лена обняла дочь рукой.— Ты у нас самая лучшая, и мы тебя очень любим. А будешь еще лучше, если заваришь нам всем новый чай!
— Хорошо, мама!— Лицо девочки просияло, и она бросилась к плите.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...