Царь я али не царь? — Вот она где у меня, — мне был продемонстрирован кулак, очевидно символизирующий его царственность!..

Серега наконец- то достроил баню и позвал меня, чтобы похвалиться. Намытые до блеска и распаренные, мы перешли в беседку, и пивом почтили память, погибших веников.

Потом в ход пошел самогон.
— Ты попробуй. На кедровых орешках. Мммм…
Тоня его суровая жена принесла нам закуски, всем своим видом показывая, что против и не одобряет.
— Пошли еще за пивом, — Серега поставил под столик пустую бутылку.
— Мне кажется, Антонина не в восторге будет.
— Ааа. Брось. Царь я али не царь. Вот она где у меня, — мне был продемонстрирован кулак, очевидно символизирующий его царственность.
— Ну тады, ой. Сейчас деньги возьму только. У меня деньги и телефон в предбаннике.
— Оставь. Я угощаю. Пошли быстрее, пока она не видит.

И мы трусцою, совсем не по-царски, пошли быстрее.
В магазине Серега загрузил пакеты коньяком, с умным видом поведав мне, что больше — не меньше, и заказав разливного пива, вернулся к прерванной в беседе.
— Представляешь? Купил сыну Швамбранию, а он не читает ни хрена. Что за детки растут. А я балдел от нее. И вообще, у меня всегда была мечта посетить домик Кассиля.
— А что мешает? -я указал на автобусную остановку. -Час езды всего. Возьми сына и вперед к мечте.
— Не поедет он. Слушай, а поехали сейчас.
— С ума сошел?
— Да поехали. За три часа обернемся. Тоньке только скажу. Ааа, черт. Телефон не взял. Лан. Перебьется. Поехали? Друг ты мне или товарищ?

И мы поехали. Оказалось, что местные понятия не имеют, где у них музей. Мы наугад бродили по незнакомым улицам, останавливаясь в укромных уголках, чтобы выпить.
— Ненавижу этот городишко, -бурчал Серега. — А помнишь, как в нас тут гопота заточенными электродами кидала?
— Помню. Я тогда с перепугу думал, что из луков стреляют. Как их звали-то? Девчонок, от которых шли.
— Как-то звали. Смотри, пляж. Пошли окунемся. Я дурею от жары.
Волга раскинулась перед нами, маня и дурманя. Пройти мимо было невозможно. Мы плескались. Пили пиво, коньяк и снова уходили в ласковые волны. Неподалеку загорали три девушки.
— Сейчас мы тебя женим, — серьезно заявил Серега. — Какую полюбишь навсегда? Правую или левую? Среднюю не бери. У нее поза подозрительная.
Он склонился над девушками.
— Дамы, а вы любите элегантных парней?

И не удержавшись шлепнулся между ними. Девушки спешно ретировались, оставив элегантному парню одеяло в качестве трофея.
— Ну и валите, — Серега разобиделся. – Знаете, какая у меня жена? Вы все тьфу по сравнению с ней. Тонечка моя. Милая. Как я тебя люблю и скучаю.
К нему подошли двое парней с серьезными лицами.
— Ну? Чего вам? Не видите что ли, что я в романтишном?
— Одеяло верни.
— Да пожалуйста, — Серега встал.
Один из парней поднял одеяло и толкнул моего друга в грудь.
— Нажрался — веди себя прилично.

Серега от толчка сделал несколько шагов назад, и упал, запнувшись о сооружение, очевидно построенное детками из песка и прутьев.
— Тысяча чертей, — проорал он, взбрыкнув ногой. — Это оскорбление. Я вызываю вас на дуэль.
Неожиданно резво Серега оказался на ногах, и принял мушкетерскую стойку, выставив вперед прутик. Я оказался рядом, тоже выдернул из песка оружие и воинственно рассек им воздух.
— Канальи. Поцелуйте меня в усы Д”Артаньяна.

Парни пятились. Мы наседали. Наконец они не выдержали и стали торопясь удаляться.
— Трусы, — кричал я им в след. — Как вы будете смотреть в лицо кардиналу?
— Пошли вы в жопу, — отозвались трусы с безопасного расстояния.
Серега повернулся ко мне и отдав салют шпагой-прутиком напыщенно произнес:
— Сэр! Это была большая честь! Сражаться с Вами плечом к плечу.
— Благодарю вас, сэр! Большая честь иметь такого достойного союзника, — я так же отдал салют, и за неимением ножен, вложил шпагу в трусы. Это теперь было оружие победы, бросать которое никак нельзя. Мы еще выпили, и окончательно опьянев, поклялись друг другу в нерушимой дружбе.
— Поехали домой, — устало произнес я.

Вокруг как-то разом смеркалось. Оказалось, что уже очень поздно и общественный транспорт прекратил работать. Таксистов мы нашли совсем в темноте.
— Просят,как за чугунный мост, — сообщил Серега после переговоров. — Нет у меня денег больше. Господа! Полковник Кудасов нищ! Пошли пешком. Весело будет.

Коньяк с пивом бурлил в моей голове. Мне казалось, что пойти пешком действительно будет легко и весело. И мы пошли, обнявшись и горланя «А у Тани на флэту», дирижируя шпагами. Рядом остановилась полицейская машина. Документов у нас с собой не было.
— Полицейский, ты не можешь нас забрать, — уверенно заявил Серега.
— Это почему же?
— У него, — он ткнул в меня пальцем, — дитя родилось. Идем смотреть. За рулем не можем. Сам понимаешь.
— Да, — подтвердил я. – Поздравляю, — и пожал обалдевшему полицейскому руку.
— Присоединяюсь, — Серега тряс ему руку тоже.
— А кто родился-то?
— Мальчик, — сказал мой друг.
— Девочка, — отозвался я.
— Два дитя, — Серега показал растопыренные пальцы. — Вот такое у нас счастье. Видишь, прутики? Дети должны их коснуться до полудня. Бабушка велела.
— А за это время мы должны десяти хорошим людям стукнуть ими по макушке, — мне в голову вдруг пришла озорная идея. — Ты же хороший человек?
С тем, что он хороший, полицейский согласился, но от прутика ловко увернулся.
— Ты че? Ради детей же, — Сереге замысел тоже понравился.

Ради детей служитель закона согласился пострадать. Он был и вправду очень даже душевный. И ни какой не полицейский, а прекрасный Российский мент.
— А водила у тебя хороший?
— Если честно, то говно полное.
— Жаль, — искренне расстроился я. — Выпьешь за детей? Надо непременно.
Полицейский выпить отказался, сославшись на службу, и взамен предложил довезти нас до моста.
— Только не пойте больше, — попросил он на прощанье.
Мы пообещали, но мост был бесконечный, и допив коньяк, мы как-то разом снова загорланили.
— Пролетело и упало на столе, — разносилось над Волгой, и редкие машины аккуратно обьезжали нас, бредущих посередине.

Проснулись мы днем, сидя на лавочке в сквере. Шпага Сереги больно упиралась мне в бок.
— Охрененно в музей сходили, — проскрипел друг.
— Да уж. Пошли сдаваться.
— Чето я ссу.
— Гы-гы.

Ничуть не пьян, ничуть не пьян,
а так наклюкавшись слегка,
побрел уныло он до дому,
где ждет его жена сурово,
храня пыланье очага,
чтоб мужа встретить как врага.
— Не смешно. Слушай, а давай ты сходишь, все объяснишь, а потом я подтянусь.
— Ну уж нет. Ты-то ей родной, а меня без жалости убьют.
— Вот блин. Тогда пошли в кабак. Подлечимся и заодно придумаем чего- нибудь. Деньги есть.
— А какого тогда ты перед таксистами нищего изображал?

Но Серега не стал объяснять приступ охватившей его вчера жадности, а резво ринулся в заведение в китайском стиле. Внутри нам полегчало, и румяные мы вышли на свежий воздух.
На улице нам пришла в голову идея подарить Тоньке красивый, кованный, с драконами фонарь, висевший над входом. Почему-то думалось, что получив такой подарок, она растрогается, и умилившись, не станет нас пытать про ночные приключения.

Как мы сняли его без инструментов, посреди белого дня, под камерами, среди толпы прохожих, я не помню. И помнить не очень хочу. Помню только, что убегали мы, дико и радостно хохоча. Антонина ждала нас возле калитки, держа в руке увесистый черенок от лопаты.
— Ну, и где вас носило? Свиньи пьяные!
— Мы не пьяные, мы устали, — пролепетал Серега.
— Да? И кто же вас так устал?
— Гномы.
— Ктоо? — черенок отошел на опасную амплитуду, и мой хитрый друг, оценив ситуацию, сразу прикинулся уснувшим на калитке, предоставив выкручиваться мне.
— Ну да, гномы. Они украли нас, и всю ночь заставляли ковать вот этот чудесный фонарь.
— Для самой прекрасной в мире девушки. Ик. То есть для тебя, — добавил Серега на всякий случай, не просыпаясь.
— Придурка два! Про палки у вас в трусах я даже слушать не хочу, — черенок полетел в кусты. — В баню спать идите. Чтоб глаза мои на вас не глядели.
— Шпаги в угол поставь, — Серега в бане оживился. — Видел? Даже не пикнула.
Мне повторно был продемонстрирован королевский кулак, после чего мой друг повалился на пол и захрапел. Я последовал его примеру.

Фонарь теперь висит у них во дворе. Он и вправду красивый. Шпаги прибиты над входом в баню. Крест накрест. А нам разрешают встречаться только под пристальным наблюдением.

© Бриз

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...