Тайна моей смерти

Говорят, хочешь, обмануть — расскажи правду, никто не поверит. А вот небылицам запросто. Жизнь часто доказывает это, преподнося такие истории, что и нарочно не придумаешь. Одну из них я вам сегодня расскажу.

***

Маша каждое лето проводила у своей любимой бабушки в деревне. Родители приезжали, как правило, на выходные раз в две недели, привозили вкусняшки и разную необходимую по хозяйству утварь.

Дедушки не стало несколько лет назад, бабушка жила одна и потому радовалась внучкиным каникулам чуть не больше её самой — вдвоём куда веселее! В то лето, когда это произошло, Маше исполнилось четырнадцать лет. Как обычно родители привезли её к бабушке в деревню.

В первые дни Маша убрала весь дом, перетрясла все половички, просушила на солнце старые перины и подушки, постирала шторы, вымыла окна и полы. Бабушка нарадоваться не могла такой хозяюшке. А когда всё было сделано, появилось время и на развлечения. У Маши были в деревне друзья, ребята из местных и те, кто, как и она, приезжали к родственникам на каникулы.

Как-то раз Маша решила набрать земляники для них с бабушкой, чтобы вечером, когда бабушка подоит их корову Буренку, отведать ягод с молоком. Лес был сразу за околицей. Углубляться даже не надо, прямо на опушке и ягоды растут. Собирает Маша ягоды и видит, из леса девочка выходит, с корзиной в руках, и направляется как будто в сторону деревни. Идти ей как раз мимо Маши. Как поравнялась она с ней, так сбавила шаг, остановилась, помолчала немного, а затем поздоровалась:

— Привет!

— Привет, — ответила Маша, — Ты из нашей деревни.

— Да, — ответила девочка.

— Странно, — подумала Маша про себя, — Вроде бы я уже всех тут знаю давно. Ну видимо новенькая к кому-то приехала. А вслух спросила :

— А где ты живёшь? К кому приехала?

— Да там, там живу, — махнула девочка неопределённо рукой в сторону деревни.

— А как тебя зовут?

— Мария, меня все Марусей зовут — ответила девочка.

— Ой, как здорово, — рассмеялась Маша, — Я ведь тоже Мария! Давай вместе в деревню пойдём, сейчас я только ещё немного ягод соберу, чтобы кувшин полный был. А ты что делала в лесу?

— Да я так, за грибами ходила.

Маша обратила внимание на то, что Маруся была одета в сарафан старомодного покроя, из ситца. Ну мало ли, может бабушкиной молодости платье залежалось в шкафу, вот внучка и одела в лес, чтоб хорошие вещи не пачкать. Маша быстро добрала ягод и они вдвоём отправились в сторону деревни. По дороге девочки весело болтали, обсуждали одно и другое, только почему-то Маруся совсем не знала героев современных фильмов и поп-звёзд. Но оказалось, что просто у них не было дома телевизора.

— Ну могла бы хоть радио на телефоне послушать, журналы почитать, — подумала Маша, — Как будто не из этого мира.

Но в целом Маруся оказалась очень интересной собеседницей, и несмотря на некоторые странности, девочки сдружились и договорились увидеться назавтра тоже.

— Приходи на луг часов в десять, — сказала Маруся, — Я научу тебя плести венки и делать из травы свистульки.

— Хорошо, — ответила Маша.

Так с той поры и начали они встречаться с Марусей, то на лугу, то возле леса, то на берегу довольно широкой реки, что текла величаво за деревней, берега её были в этом месте высокие и крутые. Девочки любили сидеть на самой вершине и глядеть на волны, поднимаемые ветром или на спокойную гладь в тихие дни. В эти минуты Маше казалось, что она знает Марусю уже давным-давно, настолько они стали близки.

Девочки подолгу говорили о жизни, об их деревне. Но до сих пор Маша не знала самого главного — к кому же приехала Маруся. Она никогда не отвечала прямо на этот вопрос. Всегда лишь уклончиво и туманно. Бабушка, узнав, что у внучки появилась закадычная подруга, велела пригласить Марусю в гости. Но та всё не соглашалась на Машино приглашение.

И вот однажды, когда девочки сидели на своём любимом месте на берегу, Маше очень захотелось искупаться. День был жаркий, солнце палило немилосердно и вода манила своей прохладой. Маруся сказала, что подождёт подругу на берегу, ответив, что не любит купаться, побаивается воды. Девочки спустились к реке, и Маша, раздевшись, прыгнула в реку. Она с наслаждением ныряла, переворачивалась и резвилась на волнах, и вдруг в какой-то момент ноги пронзила резкая боль и девочка поняла, что они её не слушаются:

— Судороги, — подумала в ужасе Маша и закричала, что было сил, — Помогите!!!

Но крик получился сдавленным, потому что она погрузилась под воду и рот её оказался чуть над поверхностью воды, к тому же страх сковал горло ледяной хваткой. Маша понимала, что тонет и помочь ей некому, рядом одна Маруся, но она боится воды. Из последних сил Маша взмахивала руками, поднимая брызги и жадно пытаясь глотнуть воздуха, но в рот затекала вода. Сквозь помутненное сознание, девочка успела увидеть в последний миг, как Маруся прыгнула в воду навстречу к ней.

— Обеим конец, — было её последней мыслью. И девочка пошла ко дну.

Когда она очнулась, то увидела над собой яркое солнце и голубое небо, в котором парили стрижи.

— Я умерла, — подумала Маша, — Но где же Маруся?

Девочка приподнялась на локте и огляделась вокруг. Но кругом был знакомый пейзаж. Река, деревня невдалеке, дорога, убегающая вдаль за горизонт, берёзовый лес.

Loading...

Маша подскочила, как ужаленная.

— Маруся!! Маруся!! — кричала она, бегая вдоль берега и всматриваясь в воду. Нигде не было и следа подруги. Маша в отчаянии заломила руки, что же делать? В конце концов она бросилась в деревню:

— Бабушка!! Моя Маруся! Она утонула!

Девочка рыдала и не могла ничего толком объяснить.

Бабушка побежала к соседям, те по пути собрали ещё людей и все побежали к реке. Ныряли, но река была глубокой. Стали выяснять, что за Маруся, к кому она приехала, что за девочка. После долгих расспросов, выяснилось, что никакой Маруси, да и просто похожей по описанию девочки, вообще не было в их деревне. Соседи с бабушкой до вечера обходили каждый двор. В итоге взрослые сказали бабушке, что похоже внучка просто уснула на солнце, вот и привиделась ей такая чепуха. Ты бы, мол, Ивановна, к фельдшеру её отвела, чтобы никаких последствий не было от солнечного удара.

Бабушка вернулась домой к Маше, та лежала на кровати, лицом к стене и уже не плакала, но смотрела в одну точку, не реагируя даже на вошедшую в избу бабушку.

— Машенька, милая ты моя, люди говорят, мол, ты на солнцепеке заснула. А может это и правда, а?

— Бабушка, — крикнула Маша, — И ты туда же! Почему, почему мне никто не верит? Я не дура, я целое лето уже дружу с Марусей! Она есть, она существует!

— Вернее она была… — добавила Маша и разрыдалась.

Бабушка прижала к себе голову внучки:

— Миленькая, да я-то тебе верю, но не понимаю ничего. Откуда же тогда она приходила, коль она не из нашей деревни? Участковый уже в соседние деревни запрос сделал, и там нет такой девочки. Никто, слава Господу, не пропадал. Ну-ка расскажи мне ещё раз всё, что ты о ней знаешь.

И Маша снова описала бабушке внешность Маруси и всё, что она знала о ней.

— Погоди, бабушка! — встрепенулась вдруг Маша, — Она ведь мне браслетик с руки подарила! Может его кто-то узнает!

И Маша, подбежав к шкафу, достала из своей коробочки плетёный из ленточек браслет.

Бабушка взяла его в руки и вдруг схватилась за сердце, побелела.

— Ой, Машенька, подай-ка мне воды. И вон те капли со шкапа.

Маша испугалась за бабушку, но вскоре той стало полегче и она полезла зачем-то в старый сундук, что стоял в углу сеней и где лежало старое тряпье. Через минуту она извлекла на свет какую-то бумагу. В бумаге оказалась завернута старая чёрно-белая фотография. Бабушка дрожащей рукой протянула фото внучке :

— А ну-ко, глянь, милая, не твоя ли это Маруся?

С фотографии на Машу смотрела её подруга.

— Бабушка, — прошептала внучка, — Я ничего не понимаю, что это, как?…

И бабушка поведала внучке свою тайну:

— Было нас четыре сестры. Ты знаешь только троих, а про четвертую мы все старались не говорить, слишком тяжело было, каждый сам о ней плакал, в своём сердце. Марусе нашей четырнадцать лет было, когда она утонула. Плавала она хорошо. Но в тот раз ноги её свело судорогой. Она пошла ко дну. Мы с ребятами ныряли и ныряли, но никак не могли найти нашу сестру. Течение там было быстрое. Пока с деревни взрослые прибежали, уже поздно было. Даже тела не нашли. Даже могилки нет у нашей Маруси. А в тот день, когда она утонула, этот самый браслетик и был на ней. Больно уж любила она разные украшения плести, мастерица.

Бабушка замолчала. Потом добавила:

— А когда ты родилась, тебя Марией назвали. Нет, не в честь Маруси, просто уж родителям твоим это имя очень нравилось.

— Что же получается, бабуля… Маруся приходила, чтобы меня спасти от смерти?

Бабушка вытерла с лица слёзы, застывшие в морщинках, усталой натруженной рукой и ответила:

— Давай завтра в Сосновку сходим, в храм, панихиду закажем по Марусе. А люди пусть так и думают, что ты на солнце перегрелась, оно и лучше.

— Давай, бабуленька, — прошептала Маша и погладив рукою старое фото, добавила, — Спасибо тебе, Маруся… Я никогда тебя не забуду.

Художник: Наталья Милашевич
Автор: Елена Воздвиженская

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...