Сакура

Ночью Ласточка родила двоих жеребят. Обе кобылки.

Это большая редкость у лошадей — рождение двойни. И редко они выживают.

Вот и здесь. На ноги малышки поднялись обе. Та, что покрупнее и посильнее, смогла дотянуться до материнского вымени. А вторая, совсем махонькая, худющая — кожа да кости, почти сразу легла и больше не поднялась.

Ветврач осмотрел её и махнул рукой. Толку не будет: истощение, обезвоживание, дистрофия. Решили с зав.отделением не проводить в документах рождение двойни, а зарегистрировать лишь одну.

— Степан! — позвал заведующий работника. — Оттащи её туда. Вечером Митрич на скотомогильник отвезёт. — Он махнул рукой неопределённо куда-то в сторону.

Ему было всё равно куда, только с глаз долой. И жизни отмерил малышке только до вечера.

Дал указание и ушёл.

Степан работал на конюшне уже лет двеннадцать. Очень любил лошадей и видел всякое.

Укладывая маленькое, еле теплящееся жизнью тельце, на тележку, он отметил необычный окрас жеребёнка. С еле заметным розовым оттенком.

«Как цветущая сакура», — почему-то сразу пришло ему в голову.

А малышка была ещё жива. Она лежала смирно, не сопротивлялась. Иногда косила лиловым глазом на человека и закрывала в бессилии веки.

Не смог Стёпа выполнить указание начальства. И отвёз новорожденную в свой сарай.

Жил мужчина неподалёку, с пожилой матерью. Как говорили раньше — бобылём. Ну, не сложилось в жизни, что ж теперь.

Часто ходил до дому. И пообедать, и в магазин быстренько сходить. Да и просто мать присмотреть. Работник он был хороший. Начальство знало об его отлучках, но закрывало на это глаза. Потому, как Степан безотказный был. Нужно и вечером останется, если, что не доделал. Или в сеннике подремлет, если какую кобылку в родах покараулить нужно.

— Кто же это у тебя, Стёпушка? — мать сидела во дворе на лавочке.

— Сакура, — имя родилось сразу. — Мам, я молока возьму немного и яиц парочку... .

Он знал, как раньше выкармливали деды жеребят, которых отбивали кобылы. Развёл молоко тёплой водой, вбил туда яйца, сыпанул щепотку сахара.

Loading...

Да малышка сама пить уже не могла. Пропал сосательный рефлекс. Но глотательный- то остался. Степан заливал понемножку смесь, приподняв ей голову, и она глотала.

Бегал мужик первые две недели домой через каждые три часа. И ночью вставал. С кормом проблем не было: благо коровка месяц, как отелилась и курочки свои.

Сакура стала набираться сил и хорошо прибавлять в весе. Степан растирал её тельце соломенным жгутом и переворачивал с боку на бок несколько раз в день. Через неделю, утром, застал её стоящей на длинных, тоненьких, как тростинки, ножках.

А ещё через неделю мама встретила его в обед с улыбкой:

— Пьёт твоя девочка. Сама! Слышу — голосок подала. Дай, думаю, попробую. Навела ей молочка, вынесла в ведёрке. Выпила за милую душу.

Раздобыл Степан сухую смесь для телят. Целый мешок. Стало легче. Только пропорции соблюдай. А там и трава в ход пошла.

Выправилась жеребушка, подросла. Бока округлились и залоснились на солнышке. Стал выпускать её в загон. И любовался красотой и грацией своей Сакуры, отмечая с гордостью, что она выглядит лучше своей кровной сестры, что росла под матерью.

Смесью поил её долго, помня, что под матерью, на молоке, жеребята вырастают сильные и здоровые.

Сакура очень привязалась к Степану. Узнавала его даже по шагам. И тогда подавала голос — нежно, призывно. И нетерпеливо нарезала круги по загону.

Так, однажды, её и увидел заведующий отделением, проезжая мимо. Подозвал хозяина:

— Степан, а, что это у тебя за жеребёнок? — прищурился Виктор Николаевич, пытаясь рассмотреть против солнца, как бежит по загону золотистое чудо. — Постой-ка! Не та ли это жеребушка? Из двойни?

— Из какой двойни? Сколько помню — у нас никогда двоен не было. Вот и ветеринар подтвердит.

— Тогда жеребёнок откуда? — не унимался заведующий. — Украл?

— Сакуру бросили умирать. Она нигде не значится. Я взял не нужное. Это не воровство. — Степан неожиданно для всех, даже для самого себя, показал характер.

— А!- махнул рукой Николаич. — Шут с тобой. Я ничего не знаю.

Кобылка подошла к Степану, стоящему у загона, и положила золотистую голову ему на плечо. Всем сердцем она чувствовала — этому человеку можно доверять.

Автор: Прасковья Ангел

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...