«Непридуманная история». Рассказ

Эти события произошли в далёком 1952 году в сибирском посёлке...

— Витька, твоя-то что удумала! – выпалила запыхавшаяся Клавдия, прибежав к Виктору в цех, где мужчина трудился токарем.

— А что случилось-то, Клава? – насторожился Виктор. – Говори!

— Катька твоя от ребёнка решила избавиться.

— От какого ещё ребёнка? – не сразу понял Виктор.

У них с Катериной росли две дочки – погодки. Зина и Люда. Старшей Зиночке было три года. Что значит, Катька решила избавиться от ребёнка? С ума что ли сошла? Утром, когда провожала его на работу, всё в порядке с ней было.

— Да беременная твоя Катька опять, я случайно узнала, что она к Петровне сегодня собирается идти прерывание делать.

— Вот же… — мужчина выругался. – Ведь ничего мне не сказала про беременность! Ну я устрою ей сейчас прерывание.

Быстрым шагом Виктор поспешил к начальнику цеха, чтобы ненадолго отпроситься с работы.

— Очень срочное обстоятельство у меня, Семён Павлович. Позвольте на часик домой сбегать.

— Что там у тебя стряслось, Витя? До обеденного перерыва не дотерпишь? Надеюсь, не умирает никто? На тебе лица нет, — забеспокоился начальник.

— Там, правда, вопрос жизни и смерти, — ответил Витя.

— Ну хорошо, иди, если нет срочной работы.

— Я всё успею, — пообещал Виктор и понёсся домой.

***

С Катериной они познакомились и поженились в сорок восьмом году, обоим было по девятнадцать лет. Пришли домой из сельсовета, где их расписали, скромно поужинали тем, что мать Виктора собрала на стол. Никого не приглашали. Не принято тогда было у них в посёлке устраивать пышные застолья, послевоенное время, не до гуляний…

В январе сорок девятого родилась у пары первая дочь Зина, и уже через полгода Катерина снова забеременела, подарив мужу вторую дочь, которую назвали Людмилой. Тяжело было молодой женщине управляться с двумя малышками. От мужа помощи было немного, он работал, и только в выходные мог посмотреть за дочками, пока жена хлопотала по хозяйству.

А в будние дни Виктор после работы обучался в вечерней школе, поскольку из-за начавшейся войны успел окончить только пять классов. Жили они с Катериной в своём доме, где нужно было и печь истопить, и воды натаскать, а начиная с мая и в огороде управиться. Поэтому почти все хлопоты и упали на хрупкие женские плечи.

Младшей Люде ещё не исполнилось и двух лет, когда Катерина поняла, что снова ждёт ребёнка. Эта новость совсем её не обрадовала. На руках две малышки, за которыми нужен глаз да глаз, куда ещё рожать? Зная, что Виктор будет против прерывания беременности, она решила ему ничего не говорить. Договорилась с Варварой Петровной, местной акушеркой, которая помогала женщинам в таких ситуациях.

Это было время, когда данная процедура в стране находилась под запретом. Только если по медицинским показаниям, когда, например, была угроза жизни матери. Потому и вынуждены были женщины тайком избавляться от нежелательной беременности, и порой это стоило им жизни.

Катерине было непросто принимать подобное решение. Но тогда казалось, что выхода у неё нет. Не справится она. Помочь некому. Мама живёт далеко, да и своих забот ей хватает, не сможет приехать. Свекровь хоть и жила на соседней улице, никакого участия в воспитании внучек не принимала, поскольку недолюбливала Катерину, и даже одно время пыталась их с Виктором рассорить.

Всякие небылицы придумывала про невестку. И даже намекала на то, что старшую дочь Катя родила от другого. Это было абсолютнейшей неправдой, но Матрёне очень хотелось посеять в сыне зерно сомнения. Однако ничего у неё не вышло, Виктор тогда вступился за жену и запретил матери говорить о Катерине плохо. Слишком уж хорошо он знал склочный характер Матрёны, а жене доверял и любил её.

— Ну и живи со своей Катькой, намучаешься ещё, — зло сказала мать, очень обидевшись, что сын её не послушал. И надолго дорогу в его дом забыла.

Когда Катерина приняла решение не рожать, она обратилась к соседке Клаве, с которой они не то, чтобы были дружны, но общались иногда, чем-то выручая друг друга по-соседски. Клава была почти на десять лет старше Кати, дети у неё в школе уже учились, поэтому иногда соседка соглашалась присмотреть за Катиными девочками, если той срочно нужно было куда-то отлучиться.

— Клава, можешь с моими девчонками сегодня посидеть во второй половине дня? – спросила Катя, зайдя в дом к соседке.

— Могу, а ты куда собралась?

— Мне отлучиться нужно по одному важному делу, — пряча глаза, сказала Катерина.

— И куда же ты собираешься? Что за важное дело? – Клава посчитала, что раз уж она будет присматривать за Катиными детьми, то имеет право знать, куда та собирается пойти. Обычно молодая женщина и не скрывала своих планов, а тут начала увиливать, глаза прятать. Что-то тут явно не так.

— Мне нужно, — ответила Катя, которой не хотелось говорить правду. – Очень нужно. Выручишь?

— А уж не к Петровне ли ты собралась? – догадалась Клава, внимательно посмотрев на Катю. – Темнишь ты что-то… Ребёнка снова ждёшь?

Врать Катерина не умела, поэтому призналась соседке в том, что собиралась сделать, умоляя её никому не рассказывать.

Loading...

— Витька меня убьёт, если узнает.

У Виктора характер, действительно, был взрывной. Убить бы не убил, конечно, но разозлился бы не на шутку, узнав, что проделала жена за его спиной.

— Так Виктор твой не в курсе, получается?

— Нет, — покачала головой Катя. – Да не вытяну я ещё одного ребёнка, Клава. Может быть, потом, когда девочки подрастут. А сейчас не готова. Времени и так не хватает ни на что, кручусь с утра до вечера, а за малышками глаз да глаз нужен, они такие шустрые! Куда мне ещё одно дитя сейчас? Не справлюсь.

Клава слушала Катерину, а про себя думала, что та неправа. Нельзя от мужа такое скрывать. Если вместе примут решение, это их выбор, общая ответственность. А так, тайком, нельзя. Плохо это.

— Во сколько мне к тебе подойти? – спросила она.

— Я на три часа договорилась.

— Хорошо, приду, — кивнула Клава.

И как только Катерина ушла, женщина начала собираться.

«Прости, Катя, — думала она. – Но ты мне ещё потом спасибо скажешь. Негоже такое скрывать от мужа, дитя-то общее, он отец, имеет право знать. Да и здоровьем своим рисковать так зачем?»

Уверенная в своей правоте, Клава помчалась на работу к Катиному мужу.

***

— А ты чего так рано? Случилось чего? – испуганно спросила Катерина, увидев Виктора, который ворвался в дом, раскрасневшийся от мороза, зачерпнул ковшом воду из бака и начал жадно пить.

— Случилось, — ответил муж, утолив жажду. – Надеюсь, ты ещё не успела избавиться от нашего ребёнка?

— Откуда ты знаешь? – ещё больше испугалась Катя.

— А что это неправда? Отвечай! Это правда или нет? – закричал Виктор.

— Витенька, ты, пожалуйста, успокойся…

— Да как я могу успокоиться, если ты за моей спиной такое удумала! Для чего мы тогда семью создавали, если ты такие решения единолично принимаешь?

— Витя, — Катя плакала, теребя в руках надетый на ней фартук, муж застал её за приготовлением обеда, — да куда ж нам ещё одного ребёнка сейчас? Страшно мне, не справлюсь…

— Чего страшно? Вот от того, что ты сделать собралась, должно быть страшно. А рождения дитя чего бояться? В войну бабы рожали и не боялись, а сейчас чего бояться? Думаешь, не прокормлю вас всех? Где двое, там и трое…

— Витенька, прости меня… Да за деньги не переживаю. Скромно мы живём, но не голодаем же. Огород есть, курочек ты хочешь взять… Боюсь, что силёнок мне на всё не хватит.

— Катя, — гладя на плачущую жену, Виктор почувствовал, как злость его постепенно стихает. – А если случится что с тобой во время прерывания? Ты об этом не подумала? Мало что ли историй таких. Вон в соседней деревне недавно молодую совсем схоронили, всё из-за этого… Случись что с тобой, и девчонки наши без матери останутся? Ты об этом не думала?

— Прости… — только и смогла выговорить Катя, не в силах унять душившие её слёзы. Сейчас ей и самой стало страшно от того, что она собиралась сделать.

Виктор подошёл к жене, обнял её и сказал:

— Всё будет хорошо, Катюша. Мы справимся. К рождению ребёнка я отпуск возьму, помогу тебе на первых порах. И потом буду помогать, вечерами. Я же как раз вечернюю школу заканчиваю, свободней буду. Дети растут быстро. Не успеем оглянуться, как наша Зина уже помощницей тебе станет, а потом и Людмилка тоже… Да и знаешь ты, как я сына хочу! А вдруг сын у нас будет? А ты избавиться хочешь…

Катя продолжала рыдать, уткнувшись в плечо любимого мужа. А он гладил её по волосам и повторял:

— Мы справимся, Катюша. Всё будет хорошо.

В августе 1952 года Катерина родила двойню. Мальчика и девочку.

И они с Виктором справились, вырастили четверых детей, а про тот случай старались не вспоминать. И на Клаву Катерина зла не держала. Наоборот, была ей благодарна, что та уберегла от неверного шага. А Клавины дети в свободное от школы время прибегали потом к Кате поводиться с малышами. Очень им нравились двойняшки – Валера и Валя.

Фото из личного архива моей мамы. Те самые двойняшки Валера и Валя.

Благодарю всех, кто прочитал! Этой историей поделилась со мной моя мама, одна из двойняшек, а мне захотелось написать рассказ. Некоторые имена я изменила. Желаю всем здоровья и добра!

Автор: Яна Н.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...