Леший

— Не губи его, девка. Он же из-за тебя проломит кому-нибудь голову и сядет на двадцать лет. Ты ни о ком, кроме себя, не думаешь. Да разве я позволю ему жениться на тебе? Как бы не так! Или тебя погублю, или его самого, но не допущу свадьбы сына с такой, как ты!..

Стук колес поезда убаюкивал, но уснуть Женя так и не смогла. Она теребила каштановые кудри и все думала о том, что ее жизнь постоянно катится под откос. Недавно она узнала о том, что муж изменяет ей. С тех пор она жила словно во сне. Не то, чтобы она любила его больше жизни, нет, в последнее время она все чаще замечала, что относится к нему, как к брату. Но одного Женя никак не могла понять — почему ей в жизни постоянно попадаются не те мужчины...

Этот брак у Жени был третьим по счету. Первый муж спас молоденькую Женьку от голодной смерти в чужом городе. Они поженились, она родила ему дочку, а, спустя несколько месяцев новоиспеченный папаша уехал в Москву на заработки, и больше Женя о нем ничего не слышала. Женя тогда выжила в крохотной комнатке общежития с грудным ребенком на руках только благодаря помощи неравнодушных соседей.

Когда дочке Машеньке исполнилось два года, Женя устроила ее в детский сад и стала искать работу. Она была полна надежд, но без образования и без связей ее никуда не хотели брать. Женя так устала получать отказы, что, когда пожилой кавказец ответил ей, что завтра она может выходить на работу, она ушам своим не поверила и обрадовалась, как ребенок. Так девушка стала продавать фрукты и овощи на рынке.

Там, на рынке, ее, худую девчушку с каштановыми кудрями, выбивающимися из-под шапки с помпоном, и заметил как-то зимой богатый и амбициозный бизнесмен Иван. Он красиво ухаживал за Женей, дарил дорогие подарки и говорил, что она похожа на олененка. Женя, не привыкшая к такому вниманию, была совершенно очарована Иваном и без раздумий согласилась переехать в шикарный особняк богатого ухажера.

Единственным камнем преткновения для Ивана стал Женин ребенок. Он отказался принимать Машу. Женя долго думала, а потом отвезла дочку к своей бабушке Симе в маленькую деревушку Н***й области. Женя и сама была оттуда родом, там жила когда-то и ее мать, которая беспробудно пила, вела беспорядочный образ жизни и опускалась все ниже и ниже.

В свое время Женя сбежала, не смогла вынести жизни рядом с вечно пьяной матерью, многочисленные ухажеры которой сменялись один за другим. Часто Женя сбегала из дома к бабушке Симе. У бабушки ей было тепло, уютно и спокойно. Иногда она лежала рядом с бабушкой на ее широкой кровати, заваленной мягкими подушками и мечтала о том, чтобы мать умерла...

Кое-как окончив девятый класс, Женя уехала из дома в город: почти без денег, взяв с собой только ту немногочисленную одежду, что у нее была. О том, что хочет уехать, Женя предупредила только бабушку Симу. Та не стала ее переубеждать, сказала лишь: «Делай, как знаешь, Женя. Никто за тебя не сможет прожить твою жизнь». Вскоре после Жениного отъезда мать умерла — отказала печень. Женя ничуть не удивилась и не проронила ни одной слезинки по ней.

... Когда Женя привезла к бабушке Симе Машу, она тоже не услышала в ответ ни одного осуждающего слова. Единственное, что сказала ей бабушка, была фраза «помни о том, что за все свои ошибки и наказание потом ты тоже понесешь сама».

Женя тогда была слишком взволнована переменами в своей жизни и даже не задумалась о том, что значат эти бабушкины слова. Она поняла их смысл только потом...

***

После того, как Женя переехала в особняк Ивана, жизнь поначалу показалась ей сказкой. Никогда прежде она не чувствовала себя такой счастливой, сытой, красивой, как сейчас. Ей не нужно было ни готовить, ни убираться — все по дому делали специально нанятые помощники. Женя целыми днями ездила по магазинам, покупала дорогие наряды, косметику и всякие безделушки.

По Машеньке она очень сильно скучала и не оставляла надежды на то, что со временем Иван смягчится и уступит ее просьбам забрать дочь. Но все разговоры о дочке Иван грубо пресекал. Постепенно Женя стала замечать, что Иван становится другим. Он начал проявлять агрессию по отношению к ней, часто выпивал и затевал ссоры на пустом месте.

Как-то в порыве ярости он начал душить ее со словами: «Вот и попал в капкан мой олененок». Вскоре Женя поняла, что она больше не хозяйка своей жизни — Иван полностью стал контролировать ее жизнь и строго наказывал за непослушание. Она стала его охотничьим трофеем.

Три года Женя мучилась в своей «золотой клетке», ни богатство, ни шикарный дом, ни золото и бриллианты — ничто ее уже не радовало. Она хотела только одного — снова стать свободной.

А потом Женю угораздило влюбиться.

Как это ни банально звучит, влюбилась Женя в случайного прохожего — столкнулась с ним на выходе из магазина и как бы невзначай между ними завязался разговор.

Симпатия к Олегу, так звали нового Жениного знакомого, возникла сразу же. Наверное, так случилось потому, что все в этом обаятельном брюнете было не так, как у Ивана. Он был не богат, ездил на старенькой иномарке, не мог позволить себе дорогих подарков и походов в шикарные рестораны. Но с ним было легко, весело и интересно.

Тайные встречи лишь усиливали романтику отношений. Олег убеждал Женю уйти от Ивана, но он не понимал, что это не так-то просто было сделать. Женя мучилась между двумя мужчинами, и, наконец, не выдержала и во всем призналась Ивану.

Иван запер ее в комнате, сказав, чтобы она не ждала легкой участи. Жене удалось сбежать от него при помощи сердобольной уборщицы, которая пожалела ее, увидев синяки по всему телу.

Женя с Олегом уехали из города в тот же день. Олег без раздумий купил билеты и собрал свои вещи в чемодан. Это еще больше укрепило веру Жени в то, что он действительно ее любит. Почти сразу же они поженились. Но, когда Женя приехала к бабушке Симе за Машей, девчушка заплакала и не захотела ехать с Женей в город. Женя несколько дней пыталась уговорить дочку, покупала ей игрушки и сладости, но все было без толку.

Бабушка Сима сказала ей тогда, что только у мелких людей можно купить любовь за богатый дар. Женя покраснела до кончиков волос, но спорить не стала, она прекрасно знала, что ее поступок по отношению к дочери — это настоящее предательство.

Женя уехала тогда из деревни одна. Потихоньку, они с Олегом обжились и притерлись друг к другу. Даже стали вести разговоры об общем ребенке. И вот Женя случайно в его телефоне нашла личную переписку с некой Лилей. Оказалось, что Олег спит с ней уже больше года!

Женя была разбита, опустошена, раздавлена. Единственное, чего ей сейчас хотелось — чтобы все оставили ее в покое.

Именно в этот момент она получила срочную телеграмму из родной деревни от бабушкиной соседки: «Сима умерла, Машеньку забрали в районный распределитель для сирот.»

Женя уволилась с работы, сняла с банковского счета накопленные «на черный день» деньги, собрала свой чемодан, положила ключи от съемной квартиры на стол, написав на клочке бумаги «пригодятся Лиле», и ушла.

***

Когда допотопный сельский автобус, подскакивающий на каждом ухабе грунтовой дороги, остановился на развилке, Женя вылезла и вдохнула полные легкие летнего воздуха. Она попросила водителя высадить ее пораньше, ее укачало, голова после бессонной ночи была тяжелой, но от такого обилия кислорода и красоты вокруг, она мгновенно пришла в себя. Пахло цветами, свежей травой и еще чем-то очень родным.

Ветер сразу же растрепал Женины кудри, она улыбнулась, встряхнув головой, подставила лицо навстречу свежему ветру. Впереди ее ждало много сложностей и забот. Но сейчас, почему-то, они ее не пугали.

Женя как будто бы вернулась в свое детство. Ей предстояло проделать неблизкий путь — сначала по грунтовке через огромное поле, а потом еще немного по лесной тропе, так быстрее, чем напрямую. Она шла и вспоминала все то, что, казалось бы, навечно осталось в прошлой жизни.

Вот она, босоногая девчонка Женька, рвет для бабушки Симы полевые васильки. Вот они с бабушкой идут собирать травы. Вот она плачет из-за ободранных коленок, уткнувшись в бабушкин передник.

Здесь Женя выросла и повзрослела... Здесь же случилась с ней первая любовь.

Светловолосый парень по имени Матвей однажды спас Женю от озверевшего пса. Если бы не он, может быть, и не было бы сейчас ее в живых. А Матвей не испугался, взял палку и начал бить взбесившееся животное. Потом они долго бежали, взявшись за руки, а когда силы закончились, вместе упали в высокую траву и начали хохотать во весь голос. Тогда Женька увидела, что глаза у Матвея голубые, как небо. Тогда же она и влюбилась в него по уши.

Наверное, и у Матвея чувства вспыхнули в тот же миг. Потому что на следующий день он предложил ей дружить, а еще через какое-то время деревенские малыши кричали им вслед: «Тили-тили тесто, идут жених и невеста!» Женька краснела и прятала румянец под каштановыми кудрями, а Матвей оборачивался к ребятишкам и делал вид, что собирается бежать за ними, и те с визгами бросались врассыпную.

Через год Женя сбежала...

Бежала она от матери, от духоты маленькой деревушки, от самой себя. Бежала и от Матвея, которому не хотела портить жизнь. Парень стал часто драться с ее обидчиками. Его мать однажды встретила Женю на улице и в сердцах закричала:

— Не губи его, девка. Он же из-за тебя проломит кому-нибудь голову и сядет на двадцать лет. Ты ни о ком, кроме себя, не думаешь. Да разве я позволю ему жениться на тебе? Как бы не так! Или тебя погублю, или его самого, но не допущу свадьбы сына с такой, как ты!

Женя тогда все окончательно решила. Уехала, даже не попрощавшись с Матвеем. Знала, что, если только обнимет его, то не выдержит — останется в деревне. Но ей хотелось, чтобы Матвей был счастлив. А с ней он счастья не найдет, все время все будут тыкать в него пальцем.

***

Первое время в городе Женя сильно тосковала по Матвею, сердце рвалось на части, когда она вспоминала, сколько с ним связано, в голове постоянно звучал его голос, да и снился он ей почти каждую ночь. Но время шло, а оно, как правило, притупляет любые чувства, даже самые сильные.

Сейчас Женя шла по лесной тропе и думала: «Интересно, где он сейчас? Как сложилась его жизнь? Счастлив ли он?» Но внезапно ее воспоминания прервал странный шорох в соседних кустах. Женя остановилась, прислушалась. Сердце замерло в груди, прямо, как в детстве, когда бабушка в лесу пугала ее медведем.

Далеко за деревьями Женя увидела мелькнувший силуэт. Кто-то быстро скрылся в чаще леса. Женя немного постояла на тропинке, потом пожала плечами и пошла дальше.

***

Встреча с дочкой была непростой. Восьмилетняя Маша казалась Жене взрослой не по годам: серьезный взгляд, нахмуренные брови, короткие темные волосы. Женя ждала, что дочка будет плакать, но лицо ее, пока они ехали из райцентра в деревню, оставалось бледным, спокойным и невозмутимым. Она была очень худенькой, а узкие плечики ее сутулились под тяжестью боли, которая обрушилась на нее надавно. Но внешне она ничем свою боль не выдавала.

К самой Жене Маша отнеслась со спокойным безразличием. Но Женя обрадовалась уже и тому, что дочь не стала сопротивляться, когда та приехала за ней в приемник-распределитель.

Они устроились в доме бабушки Симы. Домик был старенький, деревянный с облупившимися резными ставнями, с покосившимся забором. Стоял он на самом отшибе, а сразу от забора начинался лес. Когда Женя была маленькой, лес был дальше, а сейчас подступал к самому дому, съедая его молодым ельником.

Женя не могла надышаться здешним воздухом и каждый день уходила в лес по тем тропкам, которые помнила с детства. И часто у нее возникало странное ощущение, что кто-то следит за ней, подсматривает из темной чащи. Она то и дело оглядывалась, прислушивалась, но никого не замечала.

Лес был приветлив к Жене. Казалось, он тоже помнил, как она бегала тут босоногой девчонкой с ободранными коленями и чумазыми щеками. Женя обнимала деревья, говорила с ними, трогала руками мягкий мох, слушала тишину лесной чащи и отдыхала душой и телом. В бабушкином комоде она нашла несколько цветастых платьев, пропахших нафталином, ушила их в талии и стала носить, сочетая с высокими резиновыми сапогами и темно-зеленым вязаным кардиганом, который бабушка носила постоянно, сколько Женя себя помнила.

Женя не уходила далеко от дома во время прогулок — боялась заблудиться. Но однажды ей захотелось дойти до того места, где они впервые поцеловались с Матвеем. Там было когда-то очень красиво — небольшое, идеально круглое озеро обрамляла высокая трава, а над самим озером возвышался каменистый утес. Сидеть на этом утесе было одновременно и здорово, и страшно. Добраться же до него было не просто — нужно преодолеть густые заросли колючего кустарника. Как-то они с Матвеем сидели тут с исцарапанными до крови руками, и обещали друг другу, что это будет ИХ место.

Подходя к каменному выступу, Женя замедлила шаг. Что-то тут было не так, как раньше — присмотревшись, она увидела очищенную от колючек тропу, пройдя по ней, она обнаружила деревянную избушку, по виду напоминавшую охотничий домик. Женя очень удивилась, потом увидела белье, развешенное на веревке рядом с избушкой и поняла, что кто-то прямо сейчас там живет.

Любопытство перевесило страх, Женя подошла к избушке и заглянула в маленькое окошко. У окна она увидела стол с остатками обеда в глиняной чашке, а чуть подальше стояла узкая лежанка, на которой лежал мужчина. По-видимому, он спал, но, услышав шорох за окном, резко встал — так, что Женя вздрогнула, попятилась назад, но случайно споткнулась о ведро, которое шумно повалилось на бок.

Поднявшись с земли, Женя запаниковала и бросилась со всех ног к зарослям колючего кустарника. Платье, как назло, зацепилось за ветки, Женя с силой дернула его и кусок платья повис, как флажок на ветке.

Кинув испуганный взгляд на избушку, Женя увидела, что мужчина вышел из домика, и сейчас прямо на нее направлено дуло его ружья. Вскрикнув, Женя побежала со всех ног, не чувствуя от страха боли — все лодыжки ее были расцарапаны колючими ветками, а по ногам тянулись к низу алые следы.

***

— Ты была у Круглого озера? Не шутишь? — Маша смотрела на мать, округлив глаза.

— Не шучу. Мы в детстве туда сбегали с другом, чтобы нас никто не нашел. Я решила посмотреть, как там сейчас, — Женя не понимала, почему Маша так испугалась, когда она рассказала ей об озере.

— И как же он выглядит? Ну... Этот, кого ты там увидела.

— Бородатый мужик. Может, охотник или рыбак. А может, лесник. Я испугалась и убежала, — Маша подошла к окну, солнце уже садилось, ей нравилось смотреть, как оно прячется за лесом, озаряя небо сначала розовым, потом ярко-алым.

— Ну, все, мама, теперь он придет за тобой... — прошептала девочка.

— Да кто — он? — улыбнулась Женя, обняв дочку за плечи, — лесник этот? Зачем я ему нужна?

— Это не лесник, мама. Это леший. Самый настоящий. Он никого близко к своему дому не подпускает. А тех, кто его хоть раз увидел — он убивает. Так люди судачат. Однажды девушка молодая с соседней улицы в ту сторону ушла, наверное, заблудилась. И с тех пор о ней никто ничего не слышал... У нас его вся деревня боится. Летом никто в ту сторону не ходит. Только зимой — зимой он спит в своей избе.

— С чего ты взяла, Машенька, что это именно леший ту девушку убил? — спросила Женя.

Маша подошла поближе к матери и зашептала зловеще:

— Как-то зимой, после того, как девушка та пропала, мужики из ее семьи пошли к его избушке и нашли недалеко от нее, прямо у озера, ее лукошко...

То ли сумерки имели такой эффект, то ли таинственный Машин шепот подействовал пугающе на Женю, но внезапно по ее телу пробежали мурашки, и она плотно задернула занавески на окне, так как не могла избавиться от навязчивого ощущения, что из-за темных деревьев за хлипким заборчиком за ней в эту самую минуту кто-то следит...

***

Следующие дни погода стояла дождливая, и Женя с Машей сидели дома. Несколько раз в эти дни Жене звонил Олег, просил простить его, клялся, что расстался с Лилей и все осознал. Но Женя даже слушать не хотела его виноватый голос. Она написала, что формальности по разводу приедет уладить ближе к осени, а потом добавила его номер в черный список.

Женя и Маша все больше сближались. Женя рассказывала дочке о своем детстве, о бабушке Симе. Она рассказала даже о том, как ненавидела свою мать.

Как-то перед сном Женя расчесывала Маше волосы, и та задумчиво произнесла:

— Сейчас мне понятно, почему ты меня бросила.

Женя замерла, хотела было возразить Маше, но поняла, что ей нечего сказать в свое оправдание. С точки зрения ребенка все выглядело именно так — она ее бросила, оставила бабушке, как ненужную игрушку...

— Ты меня бросила, потому что твоя мама тебя не научила любить. Мне даже жалко тебя, мама.

— Ты жалеешь меня? Но почему? — у Жени на глазах заблестели слезы.

— Наверное, очень грустно жить, когда ты не умеешь любить.

После этих слов Маша обняла Женю и стала гладить ее по волосам.

Женя плакала, и это были слезы очищения. Она поняла, что Маша простила ее. Тяжелый камень, который непосильным грузом давил на Женю все эти годы, рассыпался сейчас на мельчайшие крупицы.

— Сейчас у нас с тобой все будет хорошо, Машенька, верь мне.

Женя обещала это дочке, но, главное, — самой себе. Она сделает все, чтобы ее маленькая, но такая мудрая девочка, была счастлива.

***

Все свободное время Женя разбирала вещи бабушки Симы. Нужно было привести дом в порядок, чтобы уехать со спокойной душой. Она еще не думала, куда они отправятся с Машей. Возможно, поближе к морю. Машенька еще не видела моря. Там они смогут начать новую жизнь.

Добравшись до альбомов со старыми фотографиями, Женя очень долго перебирала и рассматривала их, сидя на стареньком диванчике и закутавшись в шаль. В молодости бабушка Сима была очень красивой женщиной — длинные каштановые кудри обрамляли худое, выразительное лицо, темные ресницы подчеркивали бездонный омут карих глаз. Женя была очень похожа на бабушку, раньше она этого не замечала.

Разбирая документы и разные старые квитанции, Женя вдруг увидела письмо. Оно было незапечатанным и адресованным, вероятно, Жене, так как начиналось со слов «Здравствуй, Женюшка!». Почерк был неровный, многие слова были написаны мимо строчек, видимо, бабушка писала незадолго до своей кончины. Женя подвинулась на диване ближе к окну, плотнее укуталась в шаль и начала читать:

«Здравствуй, Женюшка!

Loading...

Давно не было от тебя весточки, но денежки твои мы с Машенькой исправно получаем на почте, за что спасибо тебе. Здоровье мое день ото дня все хуже, и, чувствую, скоро уже отправлюсь я на тот свет. Уже пора — мне туда, и тебе пора уже сближаться с дочкой.

Хочу попросить тебя об одной услуге. Но она может тебе показаться странной, подумаешь, что я перед смертью сошла с ума, поэтому расскажу тебе, что со мной недавно приключилось.

Решила я сходить на болота в сторону Круглого Озера за брусничным цветом. Машенька весной болела много, а брусничный цвет от многих недугов лечит. Так вот, дойти — дошла, а назад воротиться не смогла, сердце прихватило.

Сижу я на земле, едва дышу, и думаю: только бы не сейчас умереть, ведь я с внученькой моей не попрощалась. Но помощи ждать не откуда — кругом лес. Закрыла я глаза и приготовилась помирать...

Вдруг слышу — шаги. Глаза открыла — и вправду, не показалось. Идет ко мне навстречу мужчина — плечи широкие, борода в поллица, а сам весь цвета лесного мха. Надо бы испугаться, да мне уж не до страха было. А он подошел ко мне, поднял на руки и понес на руках до деревни. Далеко ведь идти, но ему как будто и не тяжело вовсе было. Почудилось мне, что мы уже через пару минут в фельдшерский пункт пришли. Он меня на кушетку опустил, а сам хотел уйти, но я в рукав его вцепилась, спрашиваю: „Как мне тебя, добрый человек, отблагодарить?“

Он на меня с минуту посмотрел, а потом ответил: „Внучку свою, бабушка, отправь на Круглое озеро, пусть она мне хлеба твоего принесет. Очень уж твой хлеб вкусный...“ И ушел.

Пока мне помощь оказывали, уколы да капельницы кололи, я все думала, как же это я Машеньку отпущу к озеру, она и дороги-то туда не знает... А вчера мне в голову словно стукнуло — так Машенька-то мне правнучка, а внучка — это ты, Женя.

Поэтому долг мой нужно тебе вернуть, внученька, иначе неспокойно мне будет на том свете. Испеки хлеб по рецепту, которому я тебя в детстве учила и отнеси на круглое Озеро, ты-то там в детстве не раз бывала, не заблудишься.

И вот еще что. Можешь верить, можешь нет, но мужчина этот, что спас меня — это леший был. Он у нас там и обитает, у Озера. Поэтому будь осторожна, внученька.

И еще. Допишу, пока рука может ручку держать... Хорошо, что я тогда в лесу не умерла. Радостно мне, что я с Машенькой попрощалась и наказала ей беречь тебя и учить главному — любви.

Слушай свою доченьку, детей нужно слушать, они мудрее взрослых.

Обнимаю тебя крепко-крепко, внученька моя.

Бабушка Сима.»

Дочитав письмо, Женя отложила его в сторону, вытерла кончиком шали слезы и задумалась. Она не верила в сказки и твердо знала, что никаких леших, домовых, кикимор и прочей нечисти не существует. Это вымысел, в который верят только, пожалуй, деревенские бабушки... Наверняка, живет на болотах какой-то сумасшедший мужик, который местных пугает, вот вам и леший.

Не хотелось Жене снова идти на Круглое озеро, но, когда через пару дней она вышла рано утром на крыльцо и увидела брошенную на земле записку «Где же мой хлеб?», то поняла, что бабушкин долг ей вернуть все же придется. Леший это или местный сумасшедший — Жене придется это выяснить самой...

***

Через неделю Женя встала на рассвете и испекла в русской печи несколько ржаных караваев, тесто на которые поставила еще с вечера. Завернув хлеб в полотенце, она аккуратно сложила его в корзину. Долг был приготовлен. Осталось самое сложное — отдать его.

Женя отвела Машу к соседке и отправилась в лес. По пути ее терзали сомнения, она то и дело думала, правильно ли поступает, ведь мужчина, живущий в лесу, возможно, неадекватен и может навредить ей. А если он убьет ее, как ту несчастную девушку, о которой рассказывала ей Маша? Дрожь пробежала по телу Жени от этой мысли.

С другой стороны, она не могла не выполнить последнюю бабушкину просьбу. Женя решила идти вперед и ни о чем не думать. Но, чем дальше она шла, тем медленнее двигались ее ноги, и тем больший страх проникал в ее душу. Повсюду ей мерещились зловещие глаза, следящие за ней сквозь густые лапы елей, то и дело слышались подозрительные шорохи.

Внезапно лес потемнел. Женя взглянула на небо и поняла, что собирается гроза. Этого еще не хватало! Раздался первый раскат грома, и тут же сильнейший порыв ветра чуть не сбил Женю с ног. Косынку сорвало с головы, и Женя увидела, как она взмыла вверх, словно белая птица. Женя прижала к себе корзину с хлебом и прислонилась спиной к стволу большой сосны. Сквозь склоняющиеся к самой земле ветви деревьев, она не видела, куда идти.

С неба хлынули потоки воды. Женя стояла под деревом ни жива, ни мертва от страха.

Внезапно чьи-то руки схватили ее за талию, потянули к себе, подняли вверх и перебросили через плечо. Кто это? Леший? Маньяк? Кто же??? Женя в панике начала кусаться и царапаться, пытаясь вырваться из капкана мужских сильных рук, но потом резко дернулась, ударилась головой о ствол дерева и потеряла сознание...

Почувствовав, что жертва больше не сопротивляется, мужчина ослабил хватку и уверенным шагом двинулся сквозь потоки дождя глубже в лес.

***

Очнувшись, Женя первым делом почувствовала тепло и боль в том месте, где ударилась. Потом она поняла, что под одеялом на ней совсем нет одежды. Где-то рядом с ней уютно потрескивали горящие в печи поленья. Женя вдруг вспомнила все, что случилось с ней в лесу и резко открыла глаза. Она узнала обстановку комнаты — это избушка у Круглого Озера. Избушка маньяка.

Взглянув в окно, Женя поняла, что сейчас еще день, но на улице до сих пор идет дождь, несмотря на то, что гроза закончилась. Обведя взглядом комнату, Женя убедилась, что она одна. Пока что одна. Попытавшись встать с кровати, Женя с ужасом поняла, что она привязана. Значит, все-таки ее опасения подтвердились — это был маньяк, и сейчас она его пленница. Как же все глупо, глупо! Сейчас он будет издеваться над ней до конца жизни или же она надоест ему через неделю, и он убьет ее. Холодный, липкий страх наполнил каждую клеточку Жениного тела, она яростно задергала руками, пытаясь избавиться от пут, но ничего не получалось.

Тогда Женя заплакала от страха и беспомощности. Последний раз она так плакала много лет назад, когда дорогу ей преградил бешеный пес, готовый разорвать худенькую девчонку на куски. Тогда на помощь ей пришел Матвей. Сейчас ей тоже больше всего хотелось, чтобы в избушке появился хоть кто-нибудь, кто сможет спасти ее от беды.

И тут дверь скрипнула и в избушку вошел он — ее мучитель, широкоплечий, бородатый мужчина в камуфляжном костюме со связкой дров в руках. Женя от страха зажмурилась и боялась пошевелиться. В голове была только одна мысль: неужели все это происходит с ней на самом деле?

Мужчина не спеша сложил дрова к печи, потом подошел к Жене и присел на край кровати. Сердце у Жени готово было выпрыгнуть из груди. Но тут она почувствовала, как мужчина развязывает узел сначала на одном ее запястье, потом на другом.

Женя была свободна. Но она не знала, что делать — пытаться бежать бессмысленно, но, если не пытаться, то что тогда? Женя медленно открыла глаза и посмотрела в лицо маньяку. Мужчина смотрел на нее в упор: довольно молодой, но густая борода прибавляла ему возраста. Светлые волосы, синие, как небо, глаза.

Глаза...

Женя смотрела в глаза мужчины и не могла оторваться. Такой взгляд она видела только у одного человека... Женя высвободила руку из-под одеяла и прикоснулась к мужской щеке... Не может быть. Этого просто не может быть... Она попыталась сказать что-то, но голос дрожал, не слушался. Она смогла выговорить только одно слово:

— Матвей?

Мужчина улыбнулся улыбкой, которая была Жене знакома до боли: лукавой, озорной, почти мальчишеской. И сказал в ответ:

— Привет, Женя.

***

Позже они сидели у печки и пили травяной чай с хлебом, который принесла Женя в качестве бабушкиного долга.

— Ты почему связал меня? Напугал до смерти!

— Боялся, что снова убежишь, не попрощавшись. Как тогда...

Женя замолчала, а потом все-таки рассказала Матвею о том, как пригрозила ей его мать.

— Я решила, что так будет лучше. Я не хотела, чтобы ты всю жизнь стыдился меня и моих родственников.

Матвей поднялся на ноги, стал ходить по комнате из угла в угол, потом с силой стукнул кулаком по столу.

— А я любил тебя, дура! Это было неважно? Как я мог тебя стыдиться?

— Я тоже любила тебя... И больше всего на свете хотела, чтобы ты был счастлив, пусть даже не со мной.

Матвей подошел, убрал с Жениного лица прядь волос, потом наклонился и поцеловал в губы. Жене поняла, что этого поцелуя она ждала много лет...

***

Женя узнала, что Матвей приезжает в эту деревянную избушку каждое лето, чтобы почувствовать себя лесным дикарем. В соседнем селе оставлял внедорожник и добирался до Круглого озера пешком.

В городе у него был успешный бизнес и семья: жена и две дочки. И сейчас он смотрел в глубокий омут Жениных карих глаз и хотел все это бросить, бежать за не следом, как безголовый, влюбленный мальчишка.

Любовь не умирает. Любовь может забыться, но умереть она не может. Так думала Женя, глядя на Матвея.

— Знаешь, что тебя в нашей деревне называют Лешим?

— Пусть называют. Зато и не ходят сюда. Я приезжаю сюда отдохнуть от людей.

Женя помолчала, положила голову Матвею на плечо.

— А еще говорят, что ты пару лет назад девушку деревенскую убил...

Улыбка Матвея померкла, он вмиг сделался серьезным.

— Девушка та была беременна, Женя. И к озеру она пришла, чтобы утопиться, так как родители ее хотели ребенка извести, чтобы позора избежать...

— И что? — Женя внимательно смотрела на Матвея, лицо его было серьёзно и спокойно.

— А я отдал ей все свои деньги и сказал, чтоб она уезжала куда-нибудь, рожала и не маялась дурью у озера. Проводил ее до соседнего села и посадил на автобус до города. На первое время до родов и после них ей должно было этих денег хватить.

Женя слушала, смотрела на Матвея, и ей казалось, что все, что сейчас происходит с ней похоже на сон.

— А ты узнал меня, когда выбежал с ружьем из дома?

Матвей улыбнулся, притянул Женю к себе, поцеловал, а потом зашептал на ухо:

— Я тебя узнал еще тогда, когда ты шла с чемоданом по лесу!

— Так это был ты! Ты за всеми так бесцеремонно следишь? — воскликнула Женя с напускным негодованием.

— Я же Леший! Слежу за порядком в лесу, — Матвей расхохотался от собственной шутки и снова поцеловал Женю.

Это было очень похоже на счастье. Или это и было счастьем?

Вечером, пока не стемнело, Женя засобиралась домой. Машенька, наверное, уже заждалась и волнуется. Уже на пороге она сказала Матвею:

— А давай уедем вместе: ты, я и моя Маша. Будем жить у моря, любить и беречь друг друга. Помнишь? Мы об этом мечтали в юности...

И Матвей согласился. Он сейчас был на все согласен, лишь бы любовь его жизни улыбалась ему.

— Я больше не хочу страдать. И не хочу терять тебя, — сказала Женя, целуя Матвея на прощание.

Домой она не шла, а летела на крыльях любви и счастья.

***

Есть ли место сказкам о любви в реальной жизни? Или это все выдумки, как и легенда о Лешем, живущем в лесной чаще у Круглого Озера?

... Через три дня Матвей приехал к Жениному дому. Она выбежала из дома уже готовая к отъезду: стильная, красивая, с прической и макияжем. Женя готова была начать новую жизнь прямо сейчас.

Но, увидев бледного и печального Матвея, Женя перестала улыбаться. Матвей сказал ей, что он может довезти их с Машей до города, но потом им придется расстаться. Он не может вот так взять и бросить свою семью, тем более одна из его дочек заболела.

— Не могу я вот так: взять и уйти. Это будет предательством, я на такое не способен, Женя.

У Жени из глаз потекли слезы, оставляя на щеках чёрные дорожки от туши для ресниц.

— Понимаю. Ты... Молодец, — еле слышно ответила она.

Женя ничего не могла изменить. Она до сих пор любила Матвея, а он любил ее. Но это она оставила его тогда, много лет назад. Бросила, не попрощавшись. Это из-за нее сейчас они живут в разных мирах. Если ей кого-то и можно винить во всем, то только саму себя.

— Я горжусь тобой, Матвей. Люблю и всегда буду любить... — прошептала Женя вслед отъезжающей со двора машине.

Фото для наглядности взято из интернета

Сказок в реальной жизни не существует. Люди их выдумывают, чтобы разнообразить себе жизнь.

***

Спустя 3 года Женя приехала в бабушкин деревенский дом на лето со своими детьми. Маша была счастлива снова повидать места, где она выросла. Первым делом она пошла на могилку бабушки Симы, чтобы положить на нее цветы.

Жениному маленькому сынишке весной исполнилось 2 года. Он был смышленым и улыбчивым малышом. Звали его в честь отца, Матвеем...

Несколько дней спустя, Женя с Машей отправились в лес на поиски грибов. Они болтали и смеялись, нарушая своим весельем тишину леса, но внезапно недалеко от них хрустнула сломанная ветка. Маша вздрогнула от неожиданности. А Женя, даже не оборачиваясь, все поняла.

— Что это, мама? — взволнованно спросила Маша.

— Не бойся, милая. Просто кое-кто прилежно следит за порядком в лесу.

— Кто? — Маша пристально вглядывалась в заросли кустарника.

— Леший, — подмигнула Женя дочке и улыбнулась счастливой улыбкой, — конечно же, это леший...

Автор: Пирог С Вишней

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...