Чтобы кто-то ждал...

Валентина Семёновна давно жила одна. Сын, Женечка, умер, не дожив до шестнадцати лет. Мальчику стало плохо на уроке физкультуры. Учитель посадил его на лавку и продолжил занятие. А Женя там же, на лавке, и умер. Ей сказали: нарушение сердечного ритма. Единственный, поздний, любимый. Они с отцом так гордились им.

После Жениной смерти муж ушёл, нашёл себе молодую ещё женщину. Вторая жена скоро родила ему двоих детей.

А Валентина Семёновна что... Какая ей жизнь? Она и с завода ушла, где кто-нибудь, нет-нет, да и напомнит про Женю. Устроилась дворником в соседнем дворе. Деньги небольшие, но разве ей много надо одной? Одежду она себе почти не покупала, питалась скромно. Всё свободное время проводила дома. Смотрела старые альбомы с фотографиями и перебирала вещи сына.

По молодости Валентина Семёновна была большая мастерица вязать. Покупала модные журналы. Какие джемперы и свитеры были у её мальчика! Словно импортные. Валентина Семёновна бережно хранила их, перекладывая веточками лаванды.

Однажды на работе прибился к ней щенок. Неказистый, косолапенький. Так жалко его стало, что, закончив уборку, Валентина Семёновна забрала пёсика домой. Назвала просто — Дружком. И словно ожила.

Дружок оказался псом ласковым и покладистым, сопровождал Валентину Семёновну на работу и терпеливо ждал, пока у хозяйки закончится рабочий день. В еде был неприхотлив, охранял квартиру, а по вечерам клал голову женщине на колени и дремал рядом, пока она смотрела телевизор или читала книгу.

Валентина Семёновна, если куда и выходила без него, всегда торопилась вернуться. Дома ждал её верный пёс. Вместе прожили они семнадцать лет. Как-то, проснувшись, Валентина Семёновна поняла, что нет больше рядом с ней её Дружка. Он ушёл тихо, во сне, не обременяя хозяйку болезнями и лишними тревогами.

Она отвезла Дружка на кладбище. Существовало такое место в берёзовой роще на краю города, где люди хоронили своих умерших питомцев. Валентина Семёновна о нём слышала, а теперь и увидела своими глазами. Каких могилок здесь только не было. Даже памятники стояли настоящие, не хуже, чем у людей.

Памятник она ставить не стала. Смастерила табличку, где написала просто «Дружок» и недолгие его годы жизни. Она, конечно, осознавала, что для собаки — это солидный возраст, но по человеческим меркам, выходило, что коротать ей дальше свой век совсем одной. Только и остаётся ездить на две могилки: к сыну, и к верному другу.

Вернулась Валентина Семёновна домой и слегла. Вставала только в туалет и попить воды. Через трое суток поняла, что не может больше находиться в квартире. Вышла и побрела к автобусной остановке. В роще прислонилась спиной к берёзе и, поглаживая ладонью земляной холмик, пожаловалась.

— Плохо мне без тебя, Дружок. Как жить теперь? Когда-то ты мне помог. Все годы был рядом. Я и миски твои не выбросила, и лежанку. Не могу. Не верю, что тебя нет больше.

Слёзы стекали по её впалым щекам и тут же впитывались в землю. Если бы так же уходила боль. Сквозь солёную влагу вдруг показалось, что холмик шевельнулся. Она вытерла глаза и увидела, что рядом с могилкой Дружка копошится маленький пестрый котёнок.

Он был так худ, что под редким пушком просвечивали рёбра. Глаза гноились. А за ухом зияла открытая воспалившаяся по краям рана. Как же она сразу его не заметила? Видать, пришёл, пока она разговаривала с Дружком.

Валентина Семёновна подхватила котёнка на руки. Засуетилась, торопясь побыстрее попасть домой. Найдёныш тряпочкой лежал на её руках. Поглядев ещё раз на котёнка, решительно развернулась от самого подъезда и направилась в сторону ветеринарной клиники, где много лет делала прививки Дружку.

— Валентина Семёновна? — Удивилась молодая женщина врач. — Кто это у вас?

— Да вот, Олечка, за городом подобрала.

— Да... — Ольга осторожно взяла котёнка и приступила к осмотру. Закончив, она с жалостью посмотрела на пожилую женщину. — Валентина Семёновна, скорее всего, не жилец эта малышка. Я могу попробовать взяться за неё, но, поверьте, это будет очень дорого, а гарантии никакой.

— А сколько? — Валентина Семёновна мысленно считала дни, оставшиеся до пенсии. Отложенных на черный день средств у неё не было, зато был небольшой неизрасходованный запас продуктов, на который не придётся тратиться. — Ты посчитай, девочка.

— Ну, пойдёмте. — Врач села за компьютер. — Анализы, рентген, УЗИ, операция, восстановление, лечение, витамины, прививки...

Loading...

Валентина Семёновна почти не слушала, всё поглядывала, как там котёнок. Очнулась, только услышав итоговую сумму, превышающую сумму её пенсии.

— Лечи, Оленька. — Решительно сказала она. — Найду я деньги.

И нашла. Заняла у двух соседок, знавших её много лет. Всё-таки хорошим врачом была Оля. Вылечила котёнка. Найдёныш оказался девочкой. Говорят, что трёхцветные кошки счастье приносят. Правда это, наверное. Потому что с появлением котёнка в доме, вновь поселилась в пустой квартире радость. Радость звалась Кляксой из-за своей пёстрой, словно размазанный мордочки.

Только вот долг надо было как-то возвращать. Раз во время уборки Валентина Семёновна заметила, что кошечка гоняет, невесть откуда выкатившийся, синий клубок. И где только нашла, проказница. Женщина подержала его в руках, потом решительно подошла к шкафу, где до сих пор хранились Женины вещи. Достала джемпер из той же самой шерсти, на секунду прижала к груди и принялась распускать изделие.

Она так увлеклась, что не заметила, как время перевалило за полночь. Утром, едва поднявшись, в каком-то радостном возбуждении принялась искать коробку с крючками и спицами. Отвыкшие от вязания пальцы не слушались, Валентине Семёновне пришлось не один раз распускать ряды, чтобы, наконец, вспомнить то, чем она ранее владела в совершенстве.

Через несколько дней перед ней лежал прелестный детский костюмчик. Она подумала и связала к нему шапочку. Разохотившись, довязала две пары пинеток. В субботу вышла к магазину, у которого по выходным собирался маленький стихийный рынок. Почти сразу подошла молодая женщина:

— Боже, какая прелесть! У меня в детстве был точно такой же. Даже фотография сохранилась. Ой, хочу, хочу! Сколько стоит?

Валентина Семёновна нерешительно назвала цену. Женщина посмотрела на неё удивлённо. Дорого, наверное, испугалась Валентина Семёновна. Но незнакомка протянула ей сумму вдвое превышающую запрошенную.

— Берите. И не продавайте так дёшево. Это, правда, стоит дороже. Я просто не хочу вас обманывать.

Валентина Семёновна так обрадовалась, что завернула женщине и шапочку с пинетками, хоть та и отказывалась. Пусть. Внутри у неё всё пело от радости.

Домой летела как на крыльях. Грустить с того момента стало некогда. Она освежала и распускала старые вещи, с увлечением вязала детские кофточки. Продавала так же, у магазина, недорого. И ведь брали.

Вскоре Валентина Семёновна отдала долг одной соседке, чуть погодя — второй. А однажды к ней подошла женщина, чтобы спросить, не свяжет ли ей Валентина Семёновна кардиган на заказ из её пряжи. Мол, готова заплатить хорошие деньги, да вот рукодельницу никак не найдёт. Сговорились. Результат заказчице понравился. Так начали появляться первые клиенты.

Она больше не была совсем одна. Кто-то звонил, кто-то приходил. Руки её были заняты делом, а время не тянулось невыносимо медленно. Клякса подрастала, превращаясь в забавную молодую кошку. Она по-прежнему любила катать клубки, и Валентина Семёновна специально оставляла для неё небольшие комочки.

От вида играющей кошки становилось ей тепло и уютно. Иногда казалось, что Женя с фотографии тоже смотрит на кошачьи проделки и улыбается.

А, убирая берёзовые листья с маленького холмика, она каждый раз говорила:

— Спасибо, Дружок. Знаю, что это ты мне помог. Ведь теперь мне снова есть о ком заботиться. Пусть тебе там будет хорошо. А я что ж, пока силы есть, приходить буду.

И торопилась домой, где ждало её пёстрое мурчащее тепло. Ведь так важно, чтобы ты в этом мире был не один, чтобы кто-то обязательно тебя ждал...

Автор: Йошкин Дом

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...