Бывший ещё пожалеет

Вера преподавала криминалистику в институте и была счастливой женой и мамой. Однажды она пришла домой раньше и нашла в ванной чужой светлый женский волос. Спустя несколько дней, женщина пришла домой в свое «окно» и вдруг услышала поворот ключа в дверном замке. Вера решила спрятаться в кладовке. Но то, что открылось в тот день изменило всю ее жизнь...

Вера протянула сидящему напротив студенту папку с его курсовой работой. Только сейчас она заметила, что парень волнуется. Щеки раскраснелись, глаза блестят. Бедняга! Это — его первая курсовая, а про Веру ходят слухи, что строже преподавателя нет во всем институте. В этом была доля правды. Вера терпеть не могла лодырей и тех, кто пришел учиться не из интереса к будущей профессии, а по настоянию родителей или из-за «престижа» криминалистики. Но к мотивированным, трудолюбивым студентам она всегда проявляла максимальную лояльность и стремилась помочь им во всех начинаниях.

Вера решила ободрить Виталия и тепло улыбнулась ему:

— Хорошая работа, мне понравился ваш подход к анализу литературы и вы сделали прекрасные выводы. Думаю, вы получите пятерку. А потом на основе курсовой можем сделать неплохой диплом, если вас действительно интересует баллистика.

Студент просиял:

— Спасибо, Вера Петровна! Я хотел бы, чтобы вы были руководителем моего диплома. Все говорили, что к вам не надо, замучаете. А теперь завидуют. Кольке вот и Жене их руководители не помогают. Только говорят, что все плохо, никакой конкретики. Ой, извините, это же ваши коллеги!

Вера кивнула. Обсуждать других преподавателей со студентом она не имела морального права. Но она прекрасно знала, что некоторые педагоги действительно не считают нужным выполнять свою работу должным образом. Она лишь пожала плечами и вздохнула:

— Виталий, если нужно, пусть мне напишут вечером и пришлют свои вопросы на почту. Сделаю, что смогу. До защиты неделя остается. Ладно, иди уже, и так задержались. И книгу, о которой я тебе сказала, обязательно найди. Тебе пригодится. Только последнее издание.

— Всего доброго, Вера Петровна! До завтра!

Виталий вышел из большого кабинета, в котором сидела трое преподавателей: Вера, Игорь Вячеславович и Жанна Григорьевна. Игорь убежал на свидание сразу после того, как дочитал последнюю лекцию. Молодой парень, талантливый, но немного легкомысленный. Недавно защитил диссертацию, часто нарушает субординацию со студентами, но из него будет толк. Вере нравилось общаться с молодым коллегой, на переменах они часто ходили в институтский буфет вместе.

Жанна Григорьевна же — преподаватель старой закалки, недавно только на кафедре отмечали сорокалетие ее работы в институте. Строгая, порой доводящая студентов до слез, но умеющая преподнести любой материал так, чтобы его поняли даже отстающие. Этому умению Вера давно мечтала у нее научиться.

Вере казалось, что она занимает некую промежуточную позицию между Жанной и Игорем. Недавно ей исполнилось тридцать девять лет. Она еще достаточно молода для того, чтобы учиться чему-то новому, но в то же время успела накопить опыт и знания, которыми щедро делилась со студентами. Правда, Вера хотела научиться быть жестче со своими учениками. Она могла повысить оценку, видя, что студент волнуется, нередко давала вытащить второй билет, закрывала глаза на недочеты в курсовых работах. Некоторые ребята начинали этим пользоваться, о чем часто говорила Вере Жанна Григорьевна.

Вера допила кофе, сполоснула чашку и начала собираться домой. Надо еще успеть забежать в супермаркет за продуктами. Сегодня дочь Ася должна задержаться, идет в кино с подругами. По крайней мере, так говорит сама Ася. Вера усмехнулась. Когда твоя мама — криминалист, ты практически не имеешь шансов ее обмануть.

Женщина прекрасно понимала, что в свои семнадцать лет Ася встретила «большую любовь на всю жизнь». И проводит время с этим мальчиком, а вовсе не с подругами. Мечтательный вид, постоянный задержки на прогулках, легкий запах мужской туалетной воды… Интересно, когда дочь решит познакомить родителей со своим кавалером?

Думая о дочери, Вера вышла из здания института. Ее обдало волной зноя. Середина мая, а солнце светит, как в июне. Домой женщина решила идти пешком. Как раз прогуляется по симпатичному скверику, где когда-то они устраивали свидания с Георгием. Тогда он был для нее просто Гошка, двоечник из параллельной группы, который сперва списывал у нее «домашку», а потом начал приглашать в кино и на прогулки.

Ах, каким романтичным, красивым, сильным он ей тогда казался! Хулиган, дерзкий, остроумный. Все девочки хотели, чтобы он обратил на них внимание. А выбрал он ее, Веру! Хотя теперь женщина думала, что, возможно, причиной стали не ее ум или красота, а умение быть «удобной», неспособность спорить и вступать в конфликты. Она и сейчас терпеть не может ссориться. Вере проще было уступить мужу, чем доказывать свою точку зрения. Может быть, именно поэтому они женаты уже почти 20 лет?

«Ответь себе честно, Вера, ваш брак все еще не распался лишь потому, что ты готова терпеть наличие у мужа любовницы».

Эта мысль заставила женщину вздрогнуть. Она гнала ее от себя прочь, старалась игнорировать тот факт, что Георгий давно уже перестал выполнять свои «супружеские обязанности», практически не разговаривает с ней, ежедневно критикует ее внешность, кулинарные способности и манеру одеваться… Семью надо сохранить. Хотя бы ради Аськи. Пусть закончит школу, потом можно будет инициировать непростой разговор о разводе.

Или снова закрыть глаза на происходящее. Говорят, все мужчины изменяют. И мудрые женщины терпят это. Мужчины полигамны. Им нужны приключения. К тому же, Вера все еще любит супруга. Конечно, нет той страсти, которая была почти 20 лет назад. Но любит.

Почему же тогда так больно? Почему она видит в зеркале женщину с погасшими глазами, первыми морщинками, уныло опустившимися уголками рта? Женщину, которая забыла, каково это — искренне улыбаться?

Впрочем, Вера не хотела углубляться в эти мрачные мысли. Она вздернула подбородок, заправила выбившиеся пряди за ухо и ускорила шаг. Супермаркет, ужин. Может быть, перед сном они вместе с Аськой попьют чая. Григория можно не ждать. Он сказал, что придется ехать в сауну с коллегами и партнерами по бизнесу. И лучше ей, Вере, не думать о том, чем он будет заниматься на самом деле.

Войдя в квартиру, Вера почувствовала неладное. Георгий этим утром вышел из дома раньше нее. Но в душе пахло его дезодорантом. Слабый, едва заметный запах. И занавеска чуть сырая. Кто-то искупался примерно полтора часа назад. Вера осмотрелась. Ее крем стоит не на том месте, где она оставила его утром. А на коврике… Светлый, длинный женский волос. У Веры волосы были длинные, Гоше всегда нравились такие женственные прически. Но она была брюнеткой, лишь недавно начала седеть. Волос же принадлежал женщине со светло-русыми волосами.

«Прямо здесь? В нашем доме? Пока я на работе?».

Вера тяжело вздохнула. Да, она прекрасно понимала, что муж ей давно изменяет. Но так цинично и открыто? Водя любовницу в их дом? А если она раньше пришла бы с работы? Или Аська сбежала бы после уроков и застала бы отца в объятиях другой женщины? Он то ли потерял разум окончательно, то ли пытается ее спровоцировать. Но зачем?

Вера умылась ледяной водой, посмотрела на себя в зеркало. Отражение ее огорчило. Надо взять себя в руки. Эти морщины… Седые корни… Хотя что изменится, если Вера запишется к косметологу и покрасит волосы в самый модный оттенок этого сезона? Разве это заставит Гошу обратить на нее внимание? Снова увидеть в ней женщину, а не мать своей дочери и хозяйку?

А когда-то… Когда-то он буквально сиял, когда видел Веру. Он обожал, когда она ходила с распущенными волосами, называя ее своей русалкой. Он не мог от нее оторваться. Может быть, поэтому она и забеременела так рано? Страстные чувства порой заглушали голос разума. Вера мечтала сперва закончить институт, устроиться на работу. Но на пятом курсе она узнала, что беременна. Ее просто начало тошнить по утрам. И она купила тест, оказавшийся положительным.

Гоша сперва отреагировал на эту новость негативно. Он предлагал Вере сделать аборт, пока не поздно.

— Это быстро. У меня знакомая ходила, говорит, не больно совсем. И проблема решена. Вер, ну нам лет еще всего ничего, какой ребенок? И меня батя прибьет, если узнает.

Вера на такие слова лишь отрицательно качала головой.

— Нет, не могу сделать аборт. Просто не могу, и все. Как знаешь.

— Да почему? — в отчаянии спрашивал Гоша.

Но Вера не могла ему объяснить своих мотивов. По крайней мере, не показавшись при этом сумасшедшей. Дело в том, что она сперва и сама думала о том, чтобы прервать беременность и зажить спокойной жизнью. Она даже не собиралась говорить о досадной неожиданности своему возлюбленному. Но в день, когда она приняла решение избавиться от ребенка, она увидела сон. Она шла по улице, держа за крохотную ручку маленькую девочку. Девочке было лет 5 на вид. У нее были огромные синие глаза и светло-рыжие волосы. Она о чем-то рассказывала Вере, смеялась, показывала пальчиком то на облака, то на цветущие клумбы. Вера проснулась с ощущением детской ладошки в своей руке и с каким-то тихим спокойствием в душе. Она родит девочку. Доченьку. Она уже любит ее всем сердцем. Разве может идти речь об аборте? А карьера, деньги… Все это у нее будет. И неважно, с Гошей или без него.

Однако Гоша смирился с решением Веры. Он устроился на работу в юридическую фирму друга своего отца. Молодые начали снимать комнату. Будущая мама ушла в академический отпуск. Беременность протекала тяжело, об институте и написании диплома не могло быть и речи. Родители Веры и Гоши долго не могли смириться с тем, что дети позврослели так рано. Отношения потеплели лишь после того, как на свет появилась Аська. Бабушки и дедушки растаяли, впервые увидев малышку, такую же синеглазую и рыжую, как во сне Веры. А родители Гоши даже дали денег на первый ипотечный взнос.

Вера вернулась в институт, когда Асе стукнул годик. Ей было тяжело расстаться с дочкой. Она то и дело звонила домой, где с Асей сидели по очереди ее бабушки, терзалась чувством вины, даже плакала, считая себя ужасной матерью. Но институт Вера закончила с красным дипломом. Гоша же работал в своей фирме. Бывший хулиган оказался талантливым юристом и менеджером, дела его шли в гору. Зарплата росла, Вера обустраивала квартиру по своему вкусу, начала хорошо одеваться, баловала дочку. К тому же, она быстро нашла работу в криминалистической лаборатории, занявшись любимым делом. Жизнь казалась простой и счастливой.

И что с ней стало теперь?

Настроение было испорчено. Вера не хотела ни готовить, ни смотреть телевизор. Наверное, надо быть мудрой… Да и кому она нужна будет, если решится на развод? Ей почти 40 лет! 40! Это почти старость. Дочери скоро 18 лет. Уже поздно радикально менять свою жизнь. В конце-концов, у нее есть работа, Аська, через несколько лет появятся и внуки. Григорий если и разлюбил ее, то продолжает хорошо относиться. Мысль о разводе пугала. Переезд, перемены, одиночество… Разговоры о том, что она не сумела сохранить семью. Нет, лучше потерпеть, лучше так, чем быть одной весь остаток жизни. Вера на минуту представила себя в крохотной квартирке. Фланелевый халат, висящий на стене ковер, несколько кошек, возлежащих на диване. Мысль эта показалась ей комичной, но одновременно напугала. Именно таким Вера видела женское одиночество. Нет, она выдержит, она обязательно сохранит семью!

Асю и мужа Вера в тот вечер так и не дождалась. Она проверила студенческие работы, присланные на почту, приняла душ, стараясь не думать о том, что здесь причесывалась и красилась любовница Григория, и легла спать, написав Аське записку с информацией о припрятанных в морозилке пельменях.

Утром Веру разбудил будильник. Она потянулась и села в постели. С кухни доносился запах кофе. Видимо, Григорий собирается на работу. Женщина накинула халат и отправилась завтракать. Гоша действительно сидел за столом и ел бутерброды, на плите грелась турка со свежемолотым кофе.

— Доброе утро, — Вера улыбнулась, но почувствовала, что ее улыбка получилась натянутой. Но муж словно не обратил на это внимание.

— Доброе утро. Пришел поздно, не стал тебя беспокоить, ночевал в гостиной на диване. Аська еще спит, я ее пытался растормошить, говорит, ей к третьему уроку, — отчитался мужчина.

— Гош… Слушай… Я просто не знаю, с чего начать, — Вера опустилась на табуретку и начала пристально рассматривать лежащие на коленях кисти рук. Она хотела сказать что-то важное. Услышать от мужа слова любви, уверения в том, что он не изменял… Что просто предложил коллеге, у которой отключили горячую воду, принять душ… Что все будет хорошо, наконец. Но как это сделать?

— Что такое, Вер? Только быстро, мне скоро уходить надо. Сегодня едем один важный договор подписывать. Не представляю, когда вернусь. Может, придется в области ночевать в отеле, — быстро произнес Григорий.

— Хорошо, я поняла. Только…

Только что? Только не води любовницу в нашу квартиру? Вера не понимала, как сказать это мужу. И жалела, что начала этот неловкий разговор. По виду супруга она догадывалась, что он прекрасно осведомлен, что вертится у нее на языке.

— Вер, давай потом, я правда уже бегу.

Григорий быстро поднялся из-за стола и выключил конфорку, на которой начинал закипать кофе.

— Потом поговорим, правда. Давай, успехов тебе. Аську поцелуй от меня.

Мужчина вышел из кухни. Вера сидела на табуретке, глядя в окно. Когда они только переехали в квартиру, из него было видно только соседний дом. А сейчас окружающие дом тополя подросли и создают приятную тень.

Григорий ушел. Вера почему-то вылила сваренный им кофе в раковину.

Она должна что-то делать. Так жить нельзя. Но что?

Вера вздохнула и принялась готовить омлет на завтрак для себя и для дочки. Аська не просыпалась. Перед уходом Вера тихонько заглянула в ее комнату. Девушка сладко спала, обняв плюшевого медведя, подаренного на прошлый День рождения. Вера улыбнулась. Так быстро выросла ее дочь… На подушке Аськи лежал ее смартфон. Наверное, полночи переписывалась со своим мальчиком, теперь даже на третий урок опоздает! Но Вере не хотелось будить Асю. Она прекрасно знала, что ее дочь не станет прогуливать занятия. Ведь она так мечтает поступить в медицинский университет и стать детским хирургом!

До работы Вера добралась быстро. Всего три остановки на троллейбусе, и вот она уже входит в прохладный холл, отделанный мрамором. Спасибо ректору, он позаботился о хорошем ремонте.

Жанна уже сидела за своим столом. Как и всегда, перед парой она аккуратно красила губы алой помадой, глядя в крохотное карманное зеркальце. Этому ритуалу она не изменяла никогда. Вера не представляла коллегу без красной помады, белоснежной блузки и черной, идеально сидящей юбки-карандаша.

Увидев Веру, Жанна кивнула и произнесла:

— Верочка, только что звонил Игорь. Велел вам передать, что его сегодня не будет. Просил подменить. У него третья пара, практическое у третьего курса. Просто надо дать детям задание и проверить, как выполнят.

Вера кивнула. С Игорем они часто страховали друг друга в случае форс-мажоров, декан смотрел на это сквозь пальцы. Конечно, лекции преподаватели читали сами, но практиками время от времени менялись. Например, Игорь сильно выручил Веру этой зимой, когда Аська свалилась с тяжелейшим гриппом. Теперь настала ее очередь.

Жанна закрыла помаду и бросила ее в расшитую бисером косметичку. Потом строго посмотрела на Веру:

— Мне кажется, вы слишком многое позволяете Игорьку. Он — талантливый мальчик, но сегодня он вовсе прогуливает рабочий день.

— Ничего, он мне тоже помогал. Думаю, у него есть серьезная причина.

Вера почувствовала, как в кармане вибрирует телефон. Пришла смска. Женщина прочла сообщение: «Вера! Прости, дурака! Мы уехали за город и на электричку опоздали, следующая в шесть вечера! С меня что угодно!».

Игорек… Вера усмехнулась. Так и есть. У коллеги очередной роман. Пусть наслаждается жизнью. Только получается, что ей придется вести сразу две пары, у своих студентов и у ребят Игоря… Ничего, справится.

— Я пошла сеять разумное, доброе и вечное, — Жанна поднялась и одернула свою черную юбку.

— Я тоже сейчас побегу, у меня лекция! Потом еще лекция, потом окно… Эх, что-то расписание опять неудобное такое, — посетовала Вера.

— А когда было иначе? У нас в учебной части сидя сплошь недоучки, — с этими словами Жанна вышла из кабинета и направилась «сеять» знания в головы нерадивых второкурсников. Вскоре Вера тоже пошла общаться со своими студентами.

Лекция прошла неплохо. Ребята явно заинтересовались темой, задавали интересные вопросы. После пары двое студентов, девушка и парень, подошли к Вере в коридоре.

— Вера Петровна! Очень интересно было! А что почитать дополнительно по теме дактилоскопии? — спросил паренек.

— Да, особенно интересует история метода, — закивала девушка.

Вера задумалась. У нее дома была отличная книга, посвященная истории криминалистики. Причем сразу в двух экземплярах. Один она купила, второй получила в подарок от дочери. Конечно, Вера не показала Асе, что у нее уже есть такая книга. Поэтому издание было надежно спрятано в шкафу, в котором хранилась зимняя одежда. Почему бы не отдать книгу студентам? Даже если они ее не вернут, ничего страшного не произойдет!

— Я могу дать вам одну неплохую книгу. Прочитаете — принесете на кафедру. Интересно? Там очень подробно и история, и современные подходы… И написано прекрасно. Может, захотите потом курсовые писать по этой тематика.

Вера заметила, что глаза девушки загорелись. Видимо, именно она испытывает горячий интерес к дактилоскопии, а паренька попросила поддержать ее в процессе разговора с педагогом. Вера улыбнулась.

— Ух, здорово! Мы вернем, обязательно, — студентка горячо закивала, словно пытаясь подтвердить свои слова. — А когда вы принесете книгу?

— У вас есть четвертая пара? У меня третья — окно, живу недалеко, домой собиралась зайти как раз. Можете прямо сегодня забрать.

— Да, четвертой парой физкультура. Мы тогда будем ждать вас около кафедры, нас обычно пораньше отпускают. Спасибо, Вера Петровна! Огромное!

И ребята побежали по своим делам.

«Ну вот, — подумала Вера. — Теперь есть, чем заняться во время пустой пары». Она редко ходила домой, когда в расписании было «окно», чаще она посещала расположенное около института кафе, где делали неплохие пирожные. Но почему бы не пройти пару остановок до дома и не попить кофе там? Может, и продукты успеет прихватить в супермаркете, вечером сэкономит время.

После завершения второй пары Вера предупредила Жанну о том, что собирается дойти до дома и взять там книгу.

— Если что, скажете, что приду к четвертой, хорошо? Меня могут мои ребята искать.

— Хорошо, Верочка, скажу, — заверила Веру коллега.

На улице было не жарко, дул приятный ветерок. Вера решила пройтись пешком. По дороге она купила мороженое и, жмурясь от удовольствия, ела его, как когда-то в детстве. Почему бы не дать себе возможность порадоваться жизни? Еще немного — и каникулы. Конечно, Георгий будет либо пропадать на работе, либо уедет в командировку… И это будет очередной ложью. Вера горько усмехнулась. Не удалось ей стать идеальной женой, не удалось поддерживать интерес мужа. Но зато она может поехать вместе с Аськой на море. Скоро ее девочка станет совсем взрослой, с матерью проводить время ей будет совсем скучно. Уже сейчас Вера это чувствует. Но пока Аська не погрузилась в студенческую жизнь и бесконечные романы, они обязательно отправятся на море! Когда-то они ездили на отдых втроем. Прекрасное было время! Но и им будет неплохо. Они будут ходить на море, загорать в шезлонгах, накупят каких-нибудь глупых сувениров… Вечером надо поговорить с Асей и поделиться с ней своими планами.

Вот и ее дом. Вера вошла в квартиру, кинула ключи на трюмо и скинула балетки с ног. Заглянув в зеркало, она испытала легком огорчение. Да, мысли об измене мужа никого не красят. Но зато фигура все еще неплохая. Говорят, даже слишком худая. Может, набрать пару килограммов, говорят, с возрастом это помогает сделать кожу на лице более гладкой?

Вера рассматривала свое лицо в разных ракурсах и вдруг услышала шаги на лестнице. Наверное, соседи вернулись. Но тут в замке повернулся ключ. Что? Ася еще должна быть в школе, потом у нее занятия в спортивной секции… Георгий обещал быть поздно. Он что, снова привел в дом ту женщину?

Что делать? У нее было всего несколько секунд на принятие решения. И Вера, не понимая, что она делает, быстро открыла дверь чулана, шагнула в него, больно ударившись бедром о стремянку, и закрыла свое убежище, погрузившись в полную темноту. Свет пробивался только из щелей по краям двери. Хорошо, что дверь закрывается плотно на магнит и не распахнется в самый неподходящий момент. Жаль, что ничего не видно.

Вера никогда не чувствовала себя так глупо. Но кто-то уже вошел в квартиру. Что ж, если это муж пришел один или вернулась Ася, она просто попробует сделать вид, что только что зашла в квартиру, дождавшись, пока домочадцы зайдут в ванную или в туалет. А если Гоша пришел с любовницей… Да, будет больно. Но лучше знать правду, какой бы горькой она ни была. Заодно она сможет принять окончательное решение по поводу своей дальнейшей жизни.

Но никаких разговоров Вера не слышала. Кто-то положил ключ на трюмо, разулся и прошел в квартиру. Наверное, все-таки Ася.

«Я определенно сошла с ума, — подумала женщина. — Сижу в своем доме и прячусь в чулане от собственной дочери. Надо правда в отпуск… Буду лежать на пляже, читать любовные романы и...».

Мысли Вера прервал голос Аси. Она звонила кому-то по телефону. Голос девушки дрожал.

— Кать, он меня бросил. Сказал, что слишком рано… И он не готов…

«Рассталась с мальчиком, расстроилась и прогуливает занятия» — решила Вера. Бедная девочка. Но что делать, все переживали первую любовь и первое расставание. Определенно, надо вдвоем на море… Но додумать мысль до конца Вера не успела.

— Катя, ну какие родители? Ты знаешь, кто его родители? Им тоже это все не надо. Нет, ты что, я не скажу… Я просто не смогу. Я ведь на УЗИ была сегодня. Тринадцать недель. Уже ничего не поделать. И…

Ася вдруг горько заплакала. Вера стояла, ни жива, ни мертва, забыв, как дышать.

— И их там двое, Кать! Двойня, блин! Ладно бы один… Я не знаю, что делать. Кать! В смысле — отдать? Просто родить и отдать? А что родителям скажу? А поступать? Нет, он сказал, что денег даст на аборт, если что… Что просто скинет на карту. И уехал.

Вера зажала рот рукой, чтобы не закричать. Двойня. Да, это уже было в их семье. У бабушки Веры родились две двойни подряд, у прабабушки — одна. Говорят, это передается по наследству. Вот и Ася… Но ей всего 17 лет… Что же делать? Что? Бедная, глупая девочка!

Тем временем Ася закончила разговор. Вера слышала лишь ее тихие всхлипы. Не понимая, что она делает, женщина открыла двери чулана и сделала шаг наружу. Из коридора был виден зал, где Ася сидела в кресле и рыдала, уронив голову на худые руки.

Услышав шум, Ася подняла лицо и увидела мать.

— Мама? Что? Где ты была? Ты же на работе?

Вера отрицательно покачала головой, глядя на дочь.

— Пришла пораньше. У меня окно…

— Ты все слышала? — в голосе Аси слышался неподдельный испуг. Вера лишь кивнула. Ася зарыдала еще горче.

— Мам, прости! Прости! Мам! Вы… Вы теперь меня выгоните, да?

Вера почувствовала, что ее сердце словно остановилось в груди. Она быстрыми шагами подошла к дочери и порывисто опустилась рядом с ней на колени. Вера сжала руки Аси своими руками и, глядя ей в глаза, твердо сказала:

— Даже не думай об этом! Доченька, как я могу тебя выгнать? Откуда эти мысли?

— Но… Но их двое! Ненавижу! Не хочу!

Вера обняла Асю и начала укачивать ее, как когда-то в детстве, когда дочь разбивала коленку или получала незаслуженно низкую оценку в школе. Да, быстро же пролетело время. Недаром говорят: маленькие детки — маленькие бедки, а большие дети — большие беды…

— Мы с папой тебя не оставим. Ты уже беременна, эти дети уже есть. Они — наши. Все будет хорошо!

Вера бормотала какие-то утешительные слова, гладила Асю по голове, целовала ее в лоб. Наконец, девушка начала успокаиваться.

— Малыш, у меня сейчас пара сразу у двух групп. Давай ты пойдешь со мной в институт, посидишь там в кафе, подождешь меня, а потом все обсудим. Не хочу тебя оставлять одну, правда, — озвучила Вера свои планы. Ася кивнула. Было видно, что она правда не хочет сидеть в квартире в полном одиночестве и думать о своем безрадостном будущем.

Вера улыбнулась начавшей успокаиваться дочери.

— Умывайся. Вечером поговорим с папой. Или, если хочешь, я сама ему скажу.

— Мам… Давай ты, а? Я боюсь…

Ну вот, как и в детстве… Ася шалила, а Вера прикрывала ее и защищала от отцовского гнева. А кто защитит ее саму, Веру? Но эту мысль женщина прогнала. Все будет хорошо. Они справятся. И в 40 лет она станет бабушкой. Удивительным образом складывается жизнь.

Вера собралась с мыслями, умылась, поправила макияж и кинула в сумку обещанную студентам книгу. Ася тоже успокоилась. И Вера решилась задать ей волновавший ее вопрос.

— А кто папа детей?

Ася наморщила нос.

— Мам… Я не желаю про него говорить.

— Асенька, я понимаю. Но нам понадобится финансовая поддержка. И он по закону должен участвовать в воспитании. Или хотя бы платить алименты.

Ася помрачнела.

— Давай вечером поговорим.

До института Вера и Ася дошли быстро. Ася упорхнула в кафе. Вера отправилась на кафедру. Жанна сидела за своим столом и потягивала кофе из белоснежной фарфоровой чашки. Посуду других оттенков старейшая преподавательница кафедры не признавала и считала «моветоном».

— Вера, у вас что-то случилось? — поинтересовалась проницательная Жанна. Да, криминалист со стажем, ничего от нее не скрыть.

— Да, кое-что… Что-то желудок разболелся, таблетку выпила, пока не действует.

Жанна покачала головой. Было видно, что она не поверила коллеге, но виду не подала.

Пара прошла спокойно. Вера чувствовала, что постоянно отвлекается от занятия, но старалась сосредоточиться, как могла. После занятия она отдала ребятам обещанную книгу, забрала Асю из кафе и они отправились домой.

— Когда скажешь папе? — спросила Ася. Ну вот, «скажешь»… Вера немного расстроилась. Это, наверное, ее ошибка как матери. Ася не умеет брать на себя ответственность. Придется меняться. Все-таки Ася скоро сама будет мамой. Остается надеяться, что детьми будет заниматься не только Вера.

— Давай скажем сегодня, котенок. Чего ждать? — предложила Вера. Ася кивнула и вздохнула:

— Надеюсь, он не будет очень сильно ругаться. Не будет же?

«Он придет в ярость… Георгий терпеть не может, когда что-то меняет его планы» — подумала Вера. Но вслух она сказала:

— Думаю, он быстро успокоится. И даже будет рад. Но через какое-то время.

За ужином Вера все же решилась поговорить с Асей по поводу отца ее детей. Ася явно не хотела распространяться о том, что случилось. Но кое-какую информацию Вере все же удалось выяснить.

Его звали Данил. С Даней Асю познакомила одноклассница. Он дружил с ее старшим братом. Знакомство произошло на чьем-то Дне рождения. Даня сразу проявил интерес к Асе. И это ничуть не удивляло Веру. Дочь действительно стала настоящей красоткой. Длинная копна рыжих волос, синие глаза, стройная фигура, да и одевали ее как куколку. Даня Асе тоже понравился. Он был сыном богатых родителей. Учился на третьем курсе экономического ВУЗа, уже имел подаренную отцом шикарную машину и квартиру в центре. И такой принц обращает на нее, Асю, внимание! Конечно, девушка быстро сдалась. Начался роман. Поездки за город, походы по кафе и кино, цветы и конфеты… Все это длилось недолго. Данил хотел, чтобы отношения с Асей быстро вышли на новый уровень. Девушка сперва сопротивлялась. До Дани у нее были отношения я мальчиками, но все ограничивалось невинными поцелуями. А теперь… Даня жаждал большего и начал грозить, что в случае отказа он просто найдет себе другую, более сговорчивую девушку. Ася прекрасно понимала, что он действительно сделает это без труда, с его внешностью и отцовскими деньгами. И Ася согласилась. Подружки подливали масла в огонь, твердя, что Ася просто не встретит такого парня, как Даня. Что ей выпал счастливый билет и она должна им воспользоваться.

— Думала, что так быстро… Ну, ничего не случится от пары раз, — краснея, тихо призналась Ася.

— Но оно случилось, — вздохнула Вера. Ася кивнула.

Когда Ася поняла, что беременна, она не решалась сразу сказать ни Дане, ни родителям. Она просто растерялась и не знала, что делать. Тем временем Даня начал охладевать к девушке и проявлять интерес к другим. Встречи становились все реже, телефонные разговоры — все короче. И Ася решилась. Даня отреагировал ожидаемым образом.

— Просто сказал, что это — не его проблемы, — мрачно произнесла Ася. — И что он дал денег на таблетки. Остальное — мои сложности. И дал денег на врача, чтобы решить вопрос с абортом. А еще сказал, что расстается со мной.

Ася снова заплакала. Вера была возмущена. У нее тоже иногда были такие студенты. Наглые дети богатых родителей, считающие себя хозяевами жизни и уверенные в том, что при помощи денег можно решить любую проблему. И как Аську угораздило связаться с таким? Она же совсем не такая…

На УЗИ Ася узнала, что ждет двойню, а все сроки для аборта прошли. Всего неделю назад он был бы возможен. А теперь…

Вера вздохнула. Двое детей. Хорошо, что Гриша неплохо зарабатывает. По крайней мере, с финансами проблем не будет. А дальше? А дальше — время покажет.

— Ладно, котенок. Иди спать. Папа поздно придет. Поговорю с ним сама.

Ася благодарно улыбнулась матери и отправилась в душ. Вера еще долго сидела за столом, глядя на свой любимый тополь за окном. Она обязательно справится. Они справятся. Для этого и нужна семья.

Григорий вернулся почти в два часа ночи. Он не ждал, что супруга все еще ждет его и так и не ложилась спать. Вера почувствовала, что от мужа пахнет сладкими духами. Она такими не пользовалась, предпочитая более тонкие, нежные запахи с горчинкой. Но сейчас не время говорить об изменах.

— Гриш, надо поговорить. Серьезно.

— Вер, я устал, давай потом. Скоро выходные…

— Нет, надо сейчас. Это не про меня. Это касается Аси.

Григорий приподнял бровь:

— Что? Что-то с учебой? Или с мальчиком поссорилась и психует?

Вера вздохнула. В словах мужа абсолютно не было тревоги за дочь или волнения. Вдруг ему действительно все равно?

— Пойдем на кухню, Гоша. Там чайник уже вскипел. Поговорим.

Разговор получился тяжелым. Георгий выслушал Веру молча, хмуря брови и глядя перед собой в одну точку. Какое-то время оба молчали. Потом Гоша заговорил. И сказал он вовсе не то, что ожидала услышать Вера. Он обвинял жену в том, что она упустила ребенка. Говорил, что она слишком сильно баловала Асю, позволяла ей все, что только можно.

— А ты чего ждала? Я не удивлен. Странно, что она в подоле раньше не принесла!

— Гоша, у Аси двое родителей! — Вера сама удивилась тому, что говорит такие слова. Но продолжила. — Ты тоже ее воспитывал.

Георгий перешел на свистящий шепот:

— Я работал! Ты знаешь, сколько времени я провожу на работе. А ты — мать! Аборт точно невозможен? Я поищу врача по своим каналам. Это — слишком рано.

— Гоша, а мне сколько было, когда я забеременела Аськой? И спать вместе мы начали когда?

— Вся в мать, действительно. Ты тогда сама на меня вешалась, кто бы устоял!

Вера почувствовала, что задыхается от несправедливых обвинений. Но постаралась держать себя в руках. Не стоит сейчас провоцировать конфликт с мужем. У них есть общая проблема. Он расстроен, ему надо просто дать время.

— Я пойду спать. Я устал. И тут еще эти ваши проблемы!

Георгий встал и отправился в гостинную. Видимо, решил спать на диване. Вера почувствовала, что слезы подкатывают к глазам. Но она не могла позволить себе раскиснуть. Она нужна дочери. А муж примет случившееся. И они вместе решат все проблемы. Ведь иначе быть не может.

Loading...

И Вера отправилась спать. Перед тем, как зайти в спальню, она по привычке заглянула в комнату дочери. Надо же, вскоре здесь будет стоять детская кроватка… Будет пахнуть присыпкой и молоком. Ася спала, обняв плюшевого медведя. Сердце Веры сжалось. Маленькая моя большая девочка! Что же ты натворила!

Утром Веру ждал сюрприз. В кухне на столе под вазочкой с печеньем лежал конверт. Дрожащими руками Вера открыла его. Письмо, написанное Георгием… Прощальное письмо.

«Вера! Я не хочу, чтобы ты считала меня подлецом. Но то, что случилось, стало последней каплей. Давай признаем, что давно не любим друг друга. Да, у меня есть другая. Да, я не готов становиться дедом, я еще слишком молод и хочу жить так, как мне нравится. Буду помогать деньгами. Вопрос с разводом решат мои юристы. Надеюсь, ты дашь согласие. Квартиру оставляю вам. Не звони мне».

Вера опустилась на табурет, письмо выпало на пол из ее внезапно ослабевшей руки. Оставляет квартиру? Да эту квартиру покупали родители, а не Георгий… Какой молодец» Ведь и алименты платить не придется, Аська уже взрослая. По закону он ничего не будет должен своей бывшей семье. Как Ася переживет эту новость? Ей нельзя волноваться, она ведь беременна!

Ася тем временем, зевая, вошла на кухню.

— Мам, что это?

Вера быстро подняла письмо и сунула в карман пижамы.

— Да папа написал, что в командировку уехал надолго.

— Ты ему рассказала?

Вера кивнула.

— Ага, вчера поговорили. Он пока немного взволнован, но, думаю, сумеет принять эту новость. Все будет хорошо. Садись, сейчас будем чай пить.

— Мааа, я кофе хочу, — протянула Ася.

Вера потрепала дочь по голове:

— Никакого кофе! Это вредно тебе сейчас. В понедельник у меня нет пар, сходим вместе к врачу. Ты же на учет не вставала?

Ася отрицательно покачала головой.

— Вот и сделаем все эти дела. Давай решать проблемы по мере их поступления, и все у нас будет хорошо!

Про себя же Вера подумала: «Легко сказать! Слишком много у нас проблем, чтобы решать из по мере поступления. Решать придется одновременно огромную кучу проблем. И пока непонятно, как с этим справляться».

Георгий действительно развелся с Верой через пару месяцев. Просто прислал бумаги, которые она должна подписать. Вера не хотела ничего решать и выяснять отношения. Она надеялась на то, что бывший уже муж проявит благородство и все же будет помогать финансово дочери и внукам.

Ася, узнав о разводе, проплакала несколько дней подряд. Это едва не помешало ей сдать выпускные экзамены. Но Вера сумела уговорить дочь взять себя в руки. Поэтому аттестат она все же получила. В школе даже удалось скрыть ее беременность. Просторная одежда, просьба не передавать новость в школу в консультации (подкрепленная довольно внушительной суммой денег), и проблема была решена. Хотя бы одна проблема…

Георгий не спешил перечислять деньги. Вера звонила ему, но бывший муж не брал трубку. Асе же требовалось хорошее питание, витамины. Малышам надо было покупать приданное. Вера написала Георгию электронное письмо, перечислив все то, что требовалось будущим внукам, с просьбой купить хотя бы часть вещей. Ответ пришел через несколько дней и содержал всего несколько слов: «Решим ближе к событию». Вера поняла, что супруг просто решил вычеркнуть ее из своей жизни. И не только ее, но и Асю. Но у нее не было ни времени, ни сил для того, чтобы переживать. Требовалось думать о будущем.

Ася не справится с уходом за двумя детьми. Придется разрываться между работой и выполнением обязанностей бабушки. Где брать деньги? Как найти время? Что будет с Аськой?

Вера продолжала ходить на работу, читать лекции, писать методички… Но она чувствовала, что над ее головой сгущается темная туча. И она не понимала, что делать дальше. Иногда Вере снились кошмарные сны. В них она то пыталась ловить расползающихся под руками крохотных муравьев, то подметала полы в огромном зале, а пыль все разлеталась и разлеталась при каждом движении метлы.

Однажды вечером после пар Жанна подошла к столу Веры и задала прямой вопрос:

— Что вас беспокоит? Я же вижу, что вы последнее время сама не своя. Может, я могу чем-то помочь?

Вера потерла пальцами виски. Рассказать Жанне о том, что происходит в ее жизни? О строгом нраве Жанны ходили легенды. Она могла сделать замечание, если студенты при ней держались за руки в институтских стенах, то и дело сетовала на молодежь, которая абсолютно не знает правил приличия. Признаться, что ее, верина, дочь забеременела? Это казалось немыслимым.

Но вдруг Вера почувствовала, как на ее плечо легла теплая рука. Голос Жанны смягчился.

— Расскажите. Вам легче станет. Не стоит все держать в себе.

И Вера вдруг начала говорить. Ее словно прорвало. Она рассказала и о предательстве мужа, и о том, что скоро станет бабушкой, и о своей тревоге перед будущим. Вера не замечала, как по лицу ее текут слезы, тяжелые и горячие.

Выслушав Веру, Жанна какое-то время молчала. Потом тихо заговорила:

— Вера… Вам будет очень тяжело. Но я вам завидую.

Вера изумленно посмотрела на коллегу:

— Завидуете? Я просто не понимаю, что мне делать. Аська не работает, Григорий не помогает… Мы просто не справимся… Мои мать и отец умерли давно… Мы просто одни…

— Вы не понимаете, — Жанна горько усмехнулась. — Я всю жизнь посвятила работе. Боялась рожать, ведь ребенок мог помешать карьере. Все думала, что тоже будет дочь, принесет в подоле, а у меня диссертация, конференции… И что теперь? Вера, я одна! Да, я многого добилась. У меня есть деньги, признаю. Дачу купила, как и мечтала. У меня же отличный дом за городом. И что? Приезжаю туда одна, сижу в шезлонге… Одна. А потом сразу еду домой. Там тихо. И одиноко. А у вас нет мужа, да. Но у вас есть Ася. И будут внуки. А финансовые вопросы мы решим. Вместе.

Вера еще долго говорила с Жанной. Женщина предлагала варианты решения проблем с финансами и с уходом за детьми. Вера могла уволиться с кафедры на год. Такой отпуск ей никто бы не дал, но после увольнения ее взяли бы на работу обратно.

— Я поговорю с деканом, он когда-то был моим студентом. И он — мой должник, — загадочно ухмыльнулась Жанна. — Зарабатывать будете дома. Писать статьи, рефераты, курсовые. Заказчиков найдем. Думаю, будет много желающих. Плюс индивидуальные консультации студентам. Это не может стоить дорого, но все копейка. Не пропадете. А там дети подрастут, будете решать вопрос иначе.

Слушая Жанну, Вера начала успокаиваться. Действительно, зря она впала в панику. Ведь любая проблема решаема. У нее есть небольшие накопления, есть возможность работать дома… У нее есть Аська. Все будет хорошо. Дети подрастут, станет полегче.

Домой Вера шла в неплохом настроении. Впервые за долгое время ей казалось, что будущее будет не таким уж и мрачным. Да и Григория надо привлечь к помощи внукам. Как это сделать? Она обязательно придумает.

Беременность протекала хорошо. Вскоре выяснилось, что Ася ждет «королевскую двойню» — мальчика и девочку. Приближалось время родов. Вера потратила практически все сбережения на покупку кроватки, коляски для близнецов и прочих столь необходимых малышам предметов. Асина комната превратилась в детскую.

Вера поговорила с деканом. Он согласился поступить так, как сказала Жанна, посетовав, что придется искать замену талантливому педагогу. К удивлению Веры, декан выписал ей щедрую премию. Это обрадовало женщину, ведь деньги таяли, как пломбир под летним солнцем.

В последний свой рабочий день Вера тепло попрощалась с Жанной и Игорем. Она купила торт и устроила скромные посиделки. Игорю о том, что происходит в жизни Веры, было решено не говорить. Она просто сказала, что должна уйти по семейным обстоятельствам и обязательно вернется через год. Парень явно был расстроен и осторожно пытался узнать, что же случилось у коллеги. Но Вере не хотелось вдаваться в подробности. К чему?

Ася родила в срок. К удивлению Веры, удалось избежать кесарева сечения. Впервые увидев внуков, Вера на смогла сдержать слез. Девочка выглядела точь-в-точь как маленькая Ася. Рыжая и голубоглазая. Мальчик родился со светлыми волосами и серыми глазками. Детей назвали Яна и Ярослав.

— Яна и Ярик, идеальное сочетание, — говорила Ася, рассматривая сына и дочку. Вере странно было видеть свою девочку в роли матери. Да и себя она пока не ощущала бабушкой. Держа на руках внуков, она скорее чувствовала, что стала матерью сама. Да, правду говорят, своих детей мы считаем малышами всю свою жизнь, сколько бы лет им ни было!

Правда, вскоре Веру ждал неприятный сюрприз. Сперва Ася пыталась быть хорошей мамой. Она ухаживала за детьми, вставала к ним по ночам, тщательно соблюдала диету. Она часто жаловалась на усталость, но Вера утешала ее, говоря, что через некоторое время станет легче. Но Асе вскоре надоело играть новую для себя роль.

Она начала отпрашиваться на прогулки с друзьями. Сперва на час, потом на пару часов. Вера не могла отказать дочке, пережившей столь серьезный стресс. И Ася начала пользоваться добротой матери, оставляя Яну и Ярика на ее попечение.

Вера пыталась работать из дома. Она писала рефераты и курсовые, бралась даже за дипломы. Но чувствовала, что не справляется. Дети отвлекали ее, часто плакали, требовали если не еды, то внимания. Вера начала бояться смотреть в зеркало: казалось, за несколько месяцев она постарела на добрый десяток лет. А Ася пропадала из дома при каждом удобном случае. И никакие разговоры не имели эффекта. Ася плакала, давила на жалость, жаловалась на то, что не может сидеть взаперти. И это приводило Веру в отчаяние.

Григорий пару раз перечислил деньги. Суммы довольно крупные. Но они быстро пропали со счета. К внукам он интереса не проявлял. Вера предложила отправить ему пару снимков Яны и Ярика, но ответа не получила. И после этого она решила, что больше не будет проявлять инициативу.

Но легче не становилось. Вере иногда казалось, что она вот-вот сойдет с ума. И как-то раз, когда она снова осталась вместе с внуками в одиночестве, в дверь позвонили. К удивлению Веры, на пороге стоял Игорь. Немного помешкав, Вера открыла ему дверь.

— Здравствуйте, Вера Петровна. Мне Жанна рассказала, что у вас происходит. Вот, мы от факультета собрали немного денег, это для вас. Помощь.

Игорь протянул Вере конверт.

— Не стоило, правда, — Вера вздохнула. Но деньги все же взяла.

Какое-то время Игорь молчал. Потом сказал:

— Вера Петровна, позвольте вам помочь. Хоть как-то.

Вдруг из глубины квартиры раздался детский плач. Вера кивком головы пригласила Игоря войти, сама же кинулась в детскую. Ярик проснулся. Яна же продолжала спокойно наслаждаться послеобеденным сном. Держа внука на руках, Вера вышла к Игорю.

— Хорошенький, — улыбнулся парень.

— Хорошенький. Они оба хорошенькие. Эх, ну, ты уже сам все знаешь. Я справляюсь. Тяжело только. И Игорь, правда, спасибо тебе за твое предложение. Но я не хочу никого напрягать своими сложностями. Да и к тому же, все это — временные трудности.

Игорь почесал затылок. Он всегда так делал, когда испытывал смущение. Наконец он заговорил:

— Вера Петровна. Помните, я пришел только на кафедру… Я же боялся всех. Недавно только аспирантом был… И никто, кроме вас, мне не помогал. Все говорили, мол, иди почитай книги, ругали за любой «косяк». А вы всегда мне все объясняли, книжки давали, даже лекции свои отдали. Вы для меня просто ангелом-хранителем стали тогда.

Да, Вера действительно помогала Игорю, испуганному вчерашнему аспиранту, осваиваться на кафедре. Она помнила, как жалела долговязого паренька, который робел перед опытными педагогами, как объясняла ему все премудрости, необходимые для общения со студентами.

Игорь продолжил:

— Я тоже хочу вам как-то помочь. Вы не подумайте ничего. Просто… Ну, может, я ошибаюсь. Но вы для меня — друг. Я тоже хочу быть для вас другом…

Вера вдруг поняла, что Игорь говорит искренне. И готов быть рядом с ней в этой непростой ситуации.

Вдруг заплакала Яна. Вера вернулась в детскую. Игорь помыл руки и последовал за ней. Вера меняла Яне подгузник. Ярик с интересом наблюдал за ее манипуляциями.

Игорь подхватил малыша и улыбнулся:

— О, тут тоже надо поменять! Можно, я сделаю?

— А ты умеешь? — спросила Вера.

Игорь кивнул:

— Я же из деревни. У меня четверо младшеньких сестер. Я все умею.

Парень действительно ловко справился с непростой для большинства мужчин задачей.

— Ты планируешь быть няней для моих внуков, да? — с улыбкой спросила Вера.

— Почему же няней? Просто могу иногда сидеть с ними. Я детей люблю. Биография моя чиста, сами знаете, могу справку из отдела кадров принести. А вам все легче. А где Ася, кстати?

Вера помрачнела.

— Она молодая еще слишком. Не нагулялась.

Игорь кивнул.

— Понял. Ладно, вы скажите, что делать, я готов.

Вере было неловко, но она попросила Игоря сходить в магазин и написала список продуктов. Парень быстро вернулся с сумками, попрощался и отправился по своим делам. Вера была приятно удивлена его поступком, но была уверена, что подобные акты альтруизма вряд ли будут повторяться слишком часто.

Но Игорь начал захаживать пару раз в неделю. Приходила и Жанна. Она приносила отличные детские вещички, которые брала у своих родственников, дети которых уже подросли. Асе явно начал нравиться Игорь. И это ничуть не удивило Веру. Высокий, симпатичный, умный, с прекрасным чувством юмора… Игорь часто говорил, что обожает детей. И Ася благодаря его словам, как думала Вера, все же взялась за ум. Она начала помогать матери, часто говорила о том, куда пойдет учиться. С мечтой о медицинском придется распрощаться, но она может стать студенткой заочного факультета. Может быть, даже пойдет в институт, где работает мама.

«И Игорь», — мысленно добавляла про себя Вера. Но вслух она ничего не говорила, боясь вспугнуть происходящие с дочкой перемены.

Малышам исполнилось полгода. Ася уделяла им все свободное время. Она научилась наслаждаться общением с детьми. У Веры появилось свободное время. Она работала, гуляла то одна, то вместе с Асей и внуками. Вера даже сделала модную стрижку, попрощавшись с длинными волосами. Она сделала озорную асимметрию, которая визуально сделала ее на десяток лет моложе. Ася ждала маму около салона, покачивая коляску. Увидев Веру, девушка всплеснула руками:

— Ма, да ты красотка! Надо еще макияж и гардероб поменять, и все будут думать, что мы — сестры!

Как-то раз, оставив Асю с детьми, Вера пошла в магазин. Настроение у нее было отличное. Григорий прислал денег, заказчики заплатили за большую статью по истории криминалистики, а Ася начала серьезно готовиться к экзаменам. Вдруг Вера услышала мужской низкий голос:

— Девушка, а вы не знаете, где Олег Иванецкий проживает?

Вера обернулась. Перед ней стоял невысокий коренастый мужчина лет 40-45. Мужчина улыбнулся и развел руками:

— Телефон сел, а бумажку с адресом я потерял.

Вера знала, где живет Олег. Но она решила перестраховаться.

— А вы ему кем приходитесь?

— Меня Роман зовут. Мы с Олегом служили вместе. Дружим с тех пор. Вот он приболел, как ни забавно, ветрянкой. Детская болячка, конечно, но всякое бывает. А я уже болел. Надо за ним поухаживать немного, что-то ему совсем тяжело. Вот я и приехал. А адрес забыл. Обычно Олег ко мне ездит, я у него был крайний раз два года назад…

Вера улыбнулась.

— Первый подъезд, квартира 29. Мы с Олегом соседи, одна площадка. Привет ему от меня передавайте.

Роман приподнял бровь:

— У Олега такая красивая соседка, и он мне про нее ничего не говорил? Удивительное дело.

Вера рассмеялась. Красивая соседка! Бабушка двух внуков и разведенная женщина, которая уже давно отметила сороковой день рождения!

— А чего вы смеетесь? Вы мне не верите? — Роман изобразил огорчение. — Ну вот, что же мне теперь делать? Может быть, кстати, вечером на этом же месте встретимся? В кафе сходим… Я постараюсь доказать вам, что вы — красивая женщина. Ой, то есть не поймите меня неправильно…

Роман явно засмущался. Вера с удивлением поняла, что она действительно ему понравилась. Почему бы нет? Сходить в кафе с мужчиной… Это не будет считаться свиданием и ни к чему не обязывает. А она почувствует себя женщиной впервые за долгое время!

— Хорошо, давайте в восемь. Только я могу задержаться.

— Я дождусь! Кстати, как вас зовут?

Вера представилась. Роман мечтательно улыбнулся:

— Вера… Такое красивое имя! До вечера, Вера!

Роман действительно пришел на импровизированное свидание. Вера надела симпатичное платье, строгое, но прекрасно сидящее на фигуре, сделала легкий макияж. Глядя на себя в зеркало, она должна была признать, что выглядит довольно неплохо.

Роман пригласил Веру выпить кофе. Они быстро разговорились. Правда, Вера не стала рассказывать о своем семейном положении и о внуках. Она ограничилась тем, что разведена и живет со взрослой дочерью. Роман же жил в пригороде в собственном доме. С женой он тоже развелся почти пять лет назад. О причинах развода он говорить не стал. Сказал только, что не сошлись характерами. У Романа был один сын, который часто проводил время с отцом.

— У нас там хорошо так. Речка рядом, лес. Мы с мелким рыбу ловим, когда он у меня, — говорил Роман. Он явно любил свою загородную жизнь и не горел желанием перебираться в город.

Когда кофе был допит, Роман и Вера немного прошлись. Вере было очень хорошо и легко. Она не хотела идти домой. Но обещала Асе быть к десяти.

— Роман, пойдемте уже. Я — домой, вы — к Олегу.

— Хорошо. Только давайте еще завтра так же встретимся, хорошо? И можно ваш номер телефона?

Вера дала номер. Роман позвонил утром следующего дня и предложил повторить прогулку.

— Ма, ты чего так улыбаешься? — поинтересовалась Ася, укачивающая колыбельку с Яриком и Яночкой.

— Ну, просто познакомилась с одним мужчиной, знаешь…

Брови Аси поползли вверх:

— Да? И кто он? Откуда? Симпатичный?

— Котенок, просто мы с ним попьем кофе пару раз и он уедет. Ничего серьезного не будет.

Ася пожала плечами:

— Кто знает! Ты у меня ого-го. Может, еще найдем нашим малышам дедулю, да?

Олег проболел десять дней. Каждый день Роман звал Веру на прогулку. Вера чувствовала, что начинает влюбляться. Но не придавала этому значения. Просто ее душа начинает пробуждаться после всех перенесенных испытаний, не более.

В день, когда Роман должен был уезжать, в дверь Веры раздался звонок. Ася убежала в магазин, Вера была одна с детьми. Вера как раз мыла посуду. Капризничающий Ярик сидел у нее на груди в слинге. Яну она усадила в коляску, чтобы не терять малышку из поля зрения. Открывать Вера пошла с коляской. Наверное, Игорек пришел…

Но на пороге стоял Роман.

Он ошеломленно смотрел на женщину.

— Привет, — смущенно произнесла Вера.

— Привет. Твои?

Роман кивком указал на сидящего в слинге Ярика, который лучезарно улыбался незнакомцу и тянул к нему пухленькие ручки.

— Да, мои. Оба, — гордо подняла подбородок Вера. Ей не хотелось ничего объяснять. Если он так испугался при виде двух младенцев, стоил ли что-то говорить? Определенно, нет.

— Понял. Я просто сказать, что решил задержаться на пару дней. Думал еще с тобой… Сходим куда-то. Ладно, извини, что отвлекаю. Я позвоню.

И Роман быстрыми шагами пошел вниз по лестнице, не дожидаясь лифта.

Вера как-то время стояла неподвижно, раздумывая над случившимся. А чего она ждала? Никому не нужны ни чужие проблемы, ни чужие дети… И все мужчины такие. Даже Гоша бросил своих внуков и дочь. А тут…

Яна захныкала. Вера закрыла дверь и занялась детьми и готовкой, стараясь не думать о странном поступке Романа.

Роман так и не позвонил. Ни в этот день, ни на следующие.

«Упустила… Эх, надо было сказать ему правду» — думала Вера, начиная жалеть о своих словах. Но телефон Роман не брал. Видимо, его слишком сильно шокировал вид близняшек.

Вера все же решила поделиться с дочкой случившимся.

— Мам, ну не все же козлы… Как папа.

— Ася! Не говори так! — перебила дочь Вера.

— Мам, ну а кто он? Но все равно. Поговори с Олегом. Пусть он передаст Роману, что это — не твои дети. Правда. Ну, мало ли. Напугался. Попробуй. Что ты теряешь?

И Вера решилась. Она отправилась к соседу, чтобы попросить открыть Роме правду. Мужчина успел понравиться ей, и она понимала, что хотела бы продолжить общение.

Олег открыл дверь быстро.

— Привет, Вера! Блин, ну кто бы мог подумать, да?

— О чем? — удивилась Вера.

— Ну, тебе Рома не сказал? Он в реанимации же… Ты что, не знаешь?

Глаза Веры округлились, она почувствовала, что ноги подкашиваются.

— В… В реанимации? Что случилось? Он что, под машину попал?

Олег отрицательно помотал головой:

— Не, ты что. Аппендицит. Меня не пускают. Я же не родственник. Врач сказал, завтра на отделение. Эх…

Вдруг Олег осекся.

— Он же просил тебе не говорить… Мол, не хочу, чтобы Вера волновалась… Ты у него последние дни просто из ума не выходишь. Влюбился, похоже. Я его таким не видел еще…

Вера слабо улыбнулась:

— Спасибо, Олег. Скажи, в какой он больнице. Я зайду к нему. Бульон принесу.

Встреча получилась эмоциональной. Роман выглядел болезненно, двигался с трудом из-за шва. Но он был рад видеть Веру и просил прощения за то, что быстро ретировался.

— Надо было новость эту переварить. Ты мне правда понравилась, а тут такое… А через час скорая увезла прям с улицы. Даже понять не успел ничего.

Вера рассказала Роману правду. Он спокойно выслушал ее.

— Ну, двое и двое. Я детей люблю. И...тебя тоже!

Прошел год. Жанна пригласила Веру и ее семью к себе на дачу. Женщины сидели на веранде и пили чай с липой и мятой. Роман стучал молотком где-то на втором этаже. Приехав в загородный дом, давно не знавший мужской руки, он настоял на том, что должен сперва заняться мелким ремонтом.

— Не могу видеть, когда такой хороший дом так запущен. Простите, девочки, — сказал он, обнаружив ящик с инструментами в небольшом сарае.

Ася и Игорь сидели в беседке. Яна и Ярик возились со своими игрушками в тени раскидистой яблони. Вера с умилением наблюдала за тем, как Игорь нежно держит Асю за руку, как дочь смотрит на своего собеседника.

Жанна проследила направление взгляда Веры.

— Думаете, это серьезно? — поинтересовалась она.

— Думаю, да. И очень этому рада, — ответила Вера.

Какое-то время обе молчали. В душе Веры воцарилось умиротворение. Она была счастлива. И не хотела, чтобы это счастье заканчивалось.

— Кстати, Вера, это забавно. У ваших внуков будет тетушка, которая будет младше, чем они.

Вера улыбнулась и ласково погладила живот.

Автор: Виктория Белозёрова

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...